Жизнь после трансплантации

  • Два года назад итальянский нейрохирург Сержио Канаверо впервые заговорил о пересадке человеческой головы. Хотя вернее будет сказать: человеческого тела — голове. Эта мысль даже на уровне невоплощенной идеи вызвала бурю среди медиков всего мира. Однако уже через каких–то два года Канаверо планирует провести сложнейшую операцию. По его словам, с помощью пересадки головы можно продлить жизнь пациентам, внутренние органы которых съел рак, или людям с дегенеративными заболеваниями нервной и мышечной системы.
  • Для одних пересадка сердца — второе рождение и переоценка жизненных приоритетов, для других — возможность вернуться к прежнему образу жизни. С сигаретой и спиртным. Сейчас на Зою Саврицкую бдительные контролеры смотрят с недоверием, мол, откуда у столь цветущей женщины удостоверение инвалида с правом на бесплатный проезд? А ведь не­многим более трех лет назад врачи РНПЦ «Кардиология» пересадили ей сердце.
  • Они сидят друг напротив друга, два родных человека, и вспоминают о том периоде своего недавнего прошлого, для которого людьми придумано вполне оправданное определение — «черная полоса». Вместе они доказали: если очень верить в лучшее, время хороших новостей обязательно придет. Новый отсчет времени для семьи Климович из поселка Ружаны начался 23 апреля нынешнего года. Благодаря маме Елене Николаевне 24-летний Саша может по праву считать его вторым днем рождения. Их история еще раз подтверждает: в жизни есть место чуду.
  • Анастасии Гаврик очень повезло с мамой. За свои десять лет девочка дважды получила от нее самый дорогой подарок. Первый раз — в момент рождения, второй — когда мама отдала ей часть своей печени. Уже больше года девочка живет с новым органом. И, как все дети, ходит в школу, обожает конфеты и праздники, мечтает о будущем, в котором не будет больничных палат и врачей. А как живется ее маме? «Дочь слишком хорошо знает цену своему здоровью»
  • Я уезжал из Жодино, пораженный силой человеческого духа. И силой материнской любви. В этой истории невероятным образом сплелись семейные узы, железный характер, настоящая дружба и вера в собственные силы. Без них 26-летняя девушка была бы обречена на глубокую инвалидность, одиночество и созерцание мира из окна седьмого этажа. Но слава Богу, этого не произошло… На первой остановке при въезде в город меня встречают мама и дочь. Они стоят под руку, как самые близкие подруги, и с каждой минутой это ощущение только усиливается.
  • Четыре года назад Наталья Радкевич начала вести отсчет своей новой жизни. В 2009-м ей пересадили сердце. Первое в стране. Холл общежития УП «Минскметрострой». Отчитываемся перед вахтером, к кому идем. В это время из-за кабинки к нам энергично выходит улыбчивая женщина. «Здравствуйте! Не узнали?» Первое, что испытываем, — удивление, ведь ожидали увидеть человека, который боится сделать лишнее движение. Да и те фото из Интернета, что довелось видеть, не отвечают действительности. «Я похудела!» — гордо сообщает Наталья. «И похорошели!» — едва ли не хором говорим в ответ.
  • До недавнего времени даже мысль о том, чтобы забеременеть после пересадки почки, казалась безумной. Первый такой случай произошел у нас в 1980–х. Тогда врачи, да и сама будущая мама, Зоя Кисель–Леонова, об интересном положении узнали, когда прерывать беременность было уже поздно. Родился здоровый мальчик, которого назвали в честь хирурга, проводившего Зое трансплантацию, — легендарного Николая Савченко. А сегодня у нас — бэби–бум: за последние три года родились 7 малышей у женщин, перенесших пересадку почки. Еще 4 семьи сейчас находятся в счастливом ожидании.