Мануальный терапевт Самарин: Доказывать ученым эффективность своего метода хиропрактики или вертебралогии у меня нет времени

Он -- из числа тех самых немногочисленных добровольцев, для которых понятие профессиональной карьеры имеет знак равенства с неизменным желанием помогать людям. И что важно -- помогать там, где в тебе особенно нуждаются.

Сельское врачевание для доктора Самарина -- это то, ради чего и стоило получать высшее медицинское образование. Тридцать лет назад после окончания Витебского медицинского института Михаил Самарин, выросший в семье витебских интеллигентов, вполне мог остаться работать в городе. Но он жаждал самостоятельности и профессиональной самореализации.

-- У меня было сильное желание работать, -- рассказывает Михаил Абрамович. -- Интернатуру я проходил в областной больнице и там столкнулся с тем, что молодежи не дают особой самостоятельности. Вот и решил податься в глубинку. О Холомерье услышал от декана Евгения Иосифовича Непакайчицкого. Он с восторгом рассказывал, какая здесь богатая природа. И я принял решение.

Но, чтобы попасть на работу в Холомерскую сельскую участковую больницу, Самарин без малого два года отработал врачом в Селище, это по соседству. В конце 70-х годов сельская медицина являла собой печальное зрелище: амбулатория и стационар в бараке, здесь же и жилье для доктора. Вода в кухне замерзала, с потолка падали крысы, туалет за 50 метров от дома. В Холомерье больница занимала кирпичное здание, но… Вместо двери -- одеяло, а форточка открывалась вместе с оконной рамой. Никакой сантехники! Сейчас в это трудно поверить, особенно глядя на нынешние беломраморные полы и окна из стеклопакетов в Холомерской больнице.

Главврач Самарин начинал свой «олимпийский» 80-й с ремонта помещений. И чуть не загремел по статье -- стройматериалов тогда было не достать, приходилось выкручиваться…

Когда при встрече его однокурсники спрашивали, на каком транспорте доктор едет на вызовы, он без утайки парировал: -- На Чайке…

Так звали лошадь.

Своему профессиональному выбору доктор Самарин обязан маме, которая много лет отработала акушеркой в Витебском роддоме. Иногда в качестве игрушек мама приносила сыну использованные жгуты, системы для переливания лекарств, битые шприцы, стетоскоп.

Отца же он называет эталоном во всех делах. Отец Абрам Григорьевич Спарбер воевал во время Великой Отечественной. В 1943-м был тяжело ранен под Ленинградом, но выжил и дошел до Берлина. А в 70-е неожиданно узнал, что в Павловске есть памятник павшим воинам, где Абрам Спарбер числится в списках героически погибших. В то время отец Михаила был уже директором школы в Витебске.

-- Он был и остается  для меня  авторитетом. Это -- Человечище! -- говорит Михаил Самарин. -- От него я постиг главную истину: сделай себя сам. Ты -- хозяин своей судьбы.

Как стал Самарин главврачом маленькой сельской больницы, так и началась его стройка, которая не заканчивается до сих пор. Идеи обгоняют возможности. Но Самарин обладает удивительной способностью добиваться поставленных целей. Сначала в Холомерье была решена транспортная проблема для медиков. Ждать, когда из района выделят подержанный автомобиль для села, он не стал. Как-то узнал, что в 20-е годы тут работал очень уважаемый в медицинских кругах человек, бывший министр здравоохранения республики Иван Анисимович Инсаров. Самарин его разыскал и попросил помочь с автомобилем для больницы. Хоть выглядело это и дерзко, но не для себя же просил -- для учреждения. Молодой сельский врач произвел на влиятельного Инсарова благоприятное впечатление, и вскоре в гараже больницы появился новенький автомобиль.

Самарин хотел не просто лечить людей, а хорошо лечить. Для этого нужны были соответствующие условия. Бюджетных денег явно не хватало, и главврач начал активно искать спонсоров. В 90-е годы в Беларусь зачастили многочисленные зарубежные общественные благотворительные организации. С одной из них и завязалась дружба врачей из Холомерья. Самарин сам несколько раз ездил в Австрию по приглашению организации «Помощь Минску». Оттуда белорусские медики получали специальные автомобили, больничную мебель, оборудование в качестве гуманитарной помощи. Сегодня Холомерская участковая больница имеет стоматологический кабинет европейского образца с уникальной установкой -- радиовизиографом и видеокамерой: на экране монитора пациент и врач наблюдают пролеченный зуб. Стоматологом трудится супруга Михаила Татьяна. Кстати, дети Самариных идут по стопам своих родителей. Дочь уже поступила в Минский медицинский университет на стоматологический факультет, а сын заканчивает Лужеснянскую интернат-гимназию для одаренных детей из сельской местности и собирается поступать в Витебский медицинский университет и продолжить дело отца.

-- Пробивать свой метод хиропрактики, или вертебралогии, как пишут научные журналы, в смысле защищать диссертационное исследование у меня нет времени, -- говорит Михаил Абрамович. -- Доказывать то, что для меня стало открытой книгой, я не буду. Сын Константин, возможно, возьмется за это. Его я учу главному -- через руки доктора должна пройти боль его пациента. Невозможно добиться результата, не намотав на себя чужую боль.

Практикуя в сельской больнице, доктор обратил внимание, насколько сельские жители часто жалуются на заболевания опорно-двигательного аппарата. Сказывается тяжелый физический труд на земле. Остеохондрозы, радикулоишемии, артрозы и прочие болячки в ногах и спине становятся бичом для крестьян. Свято памятуя древнюю заповедь: лечить надо не болезнь, а больного, Самарин обратился к опыту как традиционной, так и нетрадиционной медицины. Своим наставником он считает талантливого мануального терапевта Валерия Семеновича Козлова из Геленджика.

- Мне повезло на встречи с замечательными людьми, -- рассказывает Михаил Абрамович. -- Козлов мне передал свою уверенность в работе над позвоночником. А я ему -- в работе с суставами.

Он привык до всего докапываться самостоятельно. И в этом большое преимущество сельской медицины, так как зачастую решение надо принимать срочно и ответственно.

Не равнение на стандарты, а индивидуальный подход к лечению пациента приводит к неожиданно положительным результатам. Там, где нейрохирурги настаивают на операции по поводу грыжи в позвоночнике, терапевт Самарин предлагает свой путь противостояния болезни.

Сельский лекарь -- семейный лекарь, -- так определяет свою специализацию Михаил Самарин. Личный контакт с пациентом он называет главным на пути к успешному выздоровлению.

В 2003 году к Самарину обратилась молодая женщина по поводу атрофии левой стопы. Снимок показывал, что диск в позвоночнике вывалился и перекрыл спинномозговой канал. Женщина была инвалидом. Самарин предположил, что оболочка диска могла растянуться. Пять дней лечения в Холомерской участковой больнице, и женщина ступила на больную ногу. Уже второй снимок, сделанный позже, показал  отсутствие проблемы.

Благодарственные письма пишет доктору и известный спортсмен Руслан Салей.

В больнице вспоминают, как однажды летом пришлось принимать роды у юной гостьи из Санкт-Петербурга, которая приехала на отдых к бабушке, а у нее внезапно воды отошли. Пока «скорая» приехала, недоношенного ребенка приняли в больнице: мама Михаила, Ирина Сазоновна, -- акушерка на пенсии. Но -- о ужас! -- ребенок не дышал. 20 минут доктор Самарин был реаниматологом, вдыхал в новорожденного жизнь. И младенец, тонко пискнув, ожил. Об этом случае доктор вспоминает с особым умилением.

-- Меня всегда ранило, когда говорили, зачем на селе «заграничные интерьеры», -- говорит главный врач Самарин. -- Не от того ли и менталитет сельского населения таков, что люди терпят до последнего? А это приводит к запущенным случаям. Население на нашем участке, да, впрочем, как и везде, разбросано. В деревне по 2--3 дома. Все это доказывает, что сельская медицина -- особая категория здравоохранения.

Исключительность Холомерской больницы не только в том, что здесь работают настоящие профессионалы, внимательный и заботливый персонал. Не только в ее внутренней ухоженности, чистоте и культуре обслуживания. Но и в том, что больница показала пример сельского бытия: держит 10 коров, обрабатывает 32 гектара земли. Пациенты получают обеды из свежих крестьянских продуктов -- с зеленью и овощами. Излишки зерна, картофеля и молока покупают школа, детсад, хозяйство.

Иногда в кабинете главврача за день раздается до 150 телефонных звонков. Люди обращаются со всей области, а то и со столицы. У Самарина -- строгая очередность, все по предварительной записи.

Не все понимают, что двумя руками всему свету не поможешь, есть предел физических возможностей.

Вот и решили Самарины построить церковь святой Марии Магдалины, которая опекает всех болящих. Сами внесли деньги на закладку фундамента. Вот уже и купол засиял, кстати, изготавливали его в Челябинске.

Старики из окон своих социальных палат тихо радуются, глядя на церквушку-красавицу. Знать, доктор хранит силу молитвенного слова. Потому и Господь ему помогает. А коли у доктора дела спорятся, так и село процветать будет.

О Холомерской участковой больнице говорят как об исключении из общепринятых правил. Вот не похожа она на все другие, и точка. Но ведь всякие исключения, особенно положительного характера, зависят от того, насколько сам человек сумел перешагнуть через определенные житейские барьеры, чтобы создавать благо для окружающих. Личности во все времена в почете.

05.02.2008