Две пациентки медцентра по снижению веса «Борменталь» рассказали, почему они стали худеть

02.11.2017
35
0

Татьяна всю жизнь пыталась «накормить» свои проблемы. Ольга перебирала в весе с самого детства, а в зрелом возрасте из-за диет у неё появился камень в почке. Обе героини страдали от компульсивного переедания - расстройства пищевого поведения, при котором человек не контролирует объем съеденной пищи. GO.TUT.BY выслушал истории Ольги и Татьяны и спросил у специалиста, можно ли излечиться от привычки переедания.

История Татьяны. «Если я начну питаться правильно, я похудею, но будет это через полгода, а плохо мне сейчас»

 

Татьяна Скачкова, 36 лет. Всю жизнь мечтала стать врачом, но поступать в медицинский родители не разрешили. 14 лет отдала работе, которая не приносила удовольствия. Год назад занялась косметологией и массажем. Начала бороться с лишним весом в 25 лет, тогда весы показывали цифру 108 кг. Сейчас Татьяна весит 75 кг. Желаемый результат - 68.

Я воспитывалась в полной семье, но должного внимания со стороны родителей не было. Мама всегда считала, что счастливый ребёнок - это тот, кто сыто и вкусно накормлен, чисто одет и хорошо учится. Всё остальное было неважно.

После школы я приходила домой расстроенная, потому что дети обзывали меня толстой. Мои переживания видел отец. Он работал врачом и понимал, что с лишним весом нужно что-то делать. Просил мать, чтобы она меня не закармливала. Но она продолжала накладывать мне большие порции, не выпускала из-за стола, пока все не съем: наваристый бульон, котлеты, выпечку на десерт. Для мамы накормить меня было проявлением любви.

В подростковом возрасте подружки стали ходить на танцы, встречаться с парнями. Я же всегда оставалась в стороне: комплексовала из-за веса. Пыталась сама избавиться от лишних килограммов и садилась на всевозможные диеты, начинала заниматься спортом, но потом срывалась и продолжала есть.

 

Еда сильнее тебя. В ней ты видишь решение своих проблем. Ведь как я думала: «Если я начну питаться правильно, я похудею, но будет это через полгода, а плохо мне сейчас». Ты кормишь не желудок, а свою боль, обиду. Конечно, диеты не приносили результата. В 11 классе я весила 108 кг при росте 170 см. Единственным решением для себя я видела переезд в другой город.

Я поступила в БГТУ на инженера-технолога и переехала в Минск. Выбирая вуз, родители не спрашивали моего мнения. Я с детства мечтала стать врачом, но отец был категорически против. Говорил, что женщина должна посвящать себя детям и мужу, а не работе.

В университете мой вес стал ещё больше, так как появился алкоголь. Несмотря на множество комплексов, я была общительной. Могла провести время в компании, поддерживала инициативу друзей выпить. На фоне алкоголя притупляются всякие чувства. Ты пьешь и ещё больше ешь. Не понимаешь, наелся или нет. Обычный человек на празднике переесть может, а у меня вообще все блоки отключались. Не могла остановиться: один раз выпью в компании, потом неделю закусываю.

После университета родственники помогли устроиться на фирму по торговле смазочными материалами. Всё как-то шло. Я работала, а в конце дня приходила в пустую квартиру. Семью создать не получалось. Во всем я винила свой вес. В 25 лет одиночество и неумение без еды справляться с проблемами заставили меня начать работу над собой. Я стала пробовать диеты и впервые столкнулась с диетологами - такими, какими они были в 2006 году. Один, например, советовал есть на обед три ложки гречки и полсосиски.

 

Я сбрасывала вес, а потом он возвращался. Я волевой человек, с разными проблемами сталкивалась в жизни и решала их. А тут какая-то жрачка, и я не могу с ней справиться. Меня это злило. Я её ненавидела! У меня не было любимых блюд. Когда было плохо, я начинала пихать в себя все, что покалорийнее: сладкое, жирное, фастфуд. Я не понимала, что проблема не в еде, а в моей голове.

В центре «Борменталь», где я прошла курс лечения, нас учили есть осознанно, слушать свой организм, отличать голод от аппетита. После курса (он длился 4 дня по 5 часов в день) я сбросила 30 кг за полгода. Постепенно стала менять свою жизнь, так как поняла, что дело не только в еде. Отдав 14 лет работе, которая не приносила удовольствия, уволилась и, пройдя курсы, стала косметологом.

10 лет мне понадобилось, чтобы научиться жить в гармонии с собой, понять, чего я хочу, и поменять свою жизнь. Я до сих пор работаю с психологом. Возможно, если бы не было этой проблемы - компульсивного переедания, я могла бы добиться большего.

Мой нынешний вес - 75 кг. Сейчас я готовлю «правильную» еду. Обычно это медленные углеводы (каши), нежирное мясо (курица, индейка), молочные продукты до 5% жирности (творог, йогурт без сахара). Срывы бывают, но я стараюсь не винить себя за них. Я ведь живой человек, как и все, подвержена стрессу, болезням. Дальше нужно стараться не совершать ошибок и продолжать движение к цели.

История Ольги. «Когда меня спрашивают, какого результата я добилась на "кремлевской диете", я отвечаю - камень в правой почке»

 

Ольга Коцуба, 40 лет. Специалист по работе с клиентами в государственном учреждении. Утверждает, что худеет всю сознательную жизнь. К специалистам обратилась в феврале 2017 года. Тогда ее вес превышал 100 кг. За полгода сбросила 18 кг. Желаемый результат - 72 кг.

Лишний вес у меня, наверно, с рождения. Мама рассказывала, что уже в 2 месяца я весила больше нормы. Тогда никто не обращал на это внимания. В нашей семье не было полных. Все думали, что со временем я вытянусь и забуду про лишние килограммы. Но этого не случилось. В 13 лет я начала набирать вес ещё быстрее, на теле появились растяжки. Именно в школе я поняла, что не такая, как все.

Я не могу сказать, что меня закармливали. Тем более что тогда не было такого разнообразия сладостей, как сейчас. На приеме у эндокринолога выяснилось, что у меня проблемы с щитовидкой. Точный диагноз тогда не установили, но врач посадила меня за стол и сказала: «Пиши, что тебе можно есть». Конечно, я так не питалась: мне хотелось есть то же, что и вся семья. Зато в голове появился пунктик: «Ага, у меня проблема с весом».

У меня было много друзей, одноклассники не обращали внимания на мой вес. Но на улице находилось множество незнакомцев-доброжелателей, которые косо посматривали и говорили в след гадости по поводу фигуры. Конечно, было обидно. Я комплексовала, пыталась худеть, начала отказываться от еды, садилась на диеты. Сейчас я уже знаю, что это был стресс для организма: то кормят, то не кормят. При этом у меня не было весов, я ориентировалась на размер одежды, а он не уменьшался.

 

Видимые изменения в моей внешности произошли на четвертом курсе университета, когда я вернулась после отдыха в Болгарии. Это был летний лагерь, и там мы много ходили пешком. На похудевшую меня стали обращать внимание одногруппники, а я не понимала, в чем дело. Я та же Оля, почему все так смотрят? Да, я похудела, но как человек не поменялась. Сейчас я понимаю, что внешность все же важна. Кстати, именно в тот период за мной начал ухаживать мой муж. Сейчас он говорит, что я его обманула, ведь потом снова набрала вес.

В 2001 году я вышла замуж, спустя 4 года родилась дочь. Вес дорос до 90 кг. Во время беременности я наблюдалась у эндокринолога, мне поставили диагноз «гипотиреоз». Это состояние, обусловленное длительным недостатком гормонов щитовидной железы, которое и привело к нарушению белково-углеводного обмена. Когда после родов я начала худеть, то узнала, что с гипотериозом очень сложно бороться с лишним весом. Но я решила не отчаиваться и села на весьма популярную в 2006 году «кремлёвскую диету».

Сейчас, когда меня спрашивают, какого результата я добилась, я отвечаю - камень в правой почке. Вы думаете я остановилась после этого? Нет. Стала пробовать другие диеты, и вес уходил, но потом снова возвращался. После диеты нужно все же соблюдать какой-то режим питания, а у меня не получалось, я всегда думала: «Вот похудею и снова буду есть вкусняшки».

Наверно, замкнутый круг «сбросила вес - набрала вес» продолжался бы, если бы я не узнала о проекте «Невесомость», в котором с женщинами с лишним весом работали специалисты из центра «Борменталь». Он запускался в шестой раз, и я решила попробовать. Программа началась в феврале. За 6 месяцев вес снизился до 85 кг. Цель - 72.

Похудение - это не только диета, это работа с головой. Психолог объяснял, что нужно заменить удовольствие от еды чем-то другим, что тоже будет радовать. На словах это просто, а на деле нет. Быстро поменять привычки невозможно. У меня было желание съесть что-нибудь от психоэмоционального напряжения. Скажем так, «зажевать стресс». Тянуло на сладкое, хотелось конфетку, печенье, фруктов. Говорят: «Съешь яблоко, если чувствуешь голод», но фрукты - это тоже десерт, в котором содержится сахар, и их нужно употреблять с умом.

 

Лучший способ эмоционально подзарядиться - это спорт. После 6-летнего перерыва я возобновила занятия фитнесом, увлеклась скандинавской ходьбой. Начинала с 20 минут в день, потом стала увеличивать время до часа-полутора. Еще важно, чтобы была поддержка семьи и друзей. Если мой муж приходит раньше с работы, он всегда готовит и себе, и мне. Знает, что я ем правильную еду, и старается это учитывать. Дочь с детства видела меня полной, а когда я похудела, сказала: «Мама, ты уже совсем Дюймовочкой стала».

Оказалось, можно привыкнуть к жизни без тортов и пирожных. Сейчас еда для меня - это источник энергии. Я до сих пор не могу привыкнуть к себе похудевшей и смущаюсь, когда меня хвалят за результат. Беру в магазине платье 48-го размера и думаю, что не влезу в него. А когда надеваю, удивляюсь, как оно хорошо село.

Возвращаться в прошлую жизнь мне не хочется. То, от чего когда-то я не могла отказаться, сейчас кажется мне невкусным.

Татьяна Романовская психотерапевт медцентра по снижению веса «Борменталь»:

Компульсивное переедание - одно из расстройств пищевого поведения (к ним относится также нервная булимия и нервная анорексия). Чаще всего компульсивным перееданием страдают женщины. Первые признаки болезни обычно проявляются в молодом возрасте (20 - 25 лет). Им предшествуют попытки похудеть, пищевые ограничения и изнурительные физические нагрузки.

Основные симптомы расстройства - приступы переедания, которые случаются до нескольких раз в неделю. За короткое время человек употребляет избыточное количество пищи, после чего возникает чувство вины и острого недовольства собой. Далее обычно следуют обещания «завтра быть в еде еще строже».

Часто переедание является способом справиться с эмоциональными проблемами. Это неминуемо приводит к набору веса. Наиболее сильно пищевое поведение нарушает приверженность к строгим и ограничительным способам снижения веса: кодировка, диеты, голод, изнурительные физические нагрузки в сочетании со строгой диетой. Жизнь превращается в постоянную борьбу с лишним весом и собой. Положительного результата от таких «испытаний» над организмом нет.

Проблема компульсивного переедания не в еде, а в психологических особенностях личности. Диагноз не воспринимается как болезнь, «приступ жора» расценивается как проявление безволия и слабости пищевой зависимости. Однако достоверно доказано, что страдает весь организм. Развивается ожирение и впечатляющие весовые маятники: например, сбросила 15, набрала 20. Возникает метаболический синдром в виде артериальной гипертензии, гиперхолестеринемии. Нарушается гормональный фон, меняется структура тела.

Среди психологических особенностей пациенток с компульсивным перееданием следует отметить сниженную самооценку, склонность к депрессивным реакциям: чувству вины и недовольства собой, повышенную требовательность к себе, тревожность.

Компульсивное переедание лечит врач-психотерапевт. Это долгий процесс, который занимает от 6 месяцев до нескольких лет. Пациенты учатся контролировать свой вес и количество употребляемой пищи.

Источник информации https://m.tut.by/news/go/566307.html
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

‡агрузка...

После операции по снижению веса в 4-й больнице Минска умер 34-летний пациент

Минчанину Сергею Дидюле было 34 года, когда он умер в больнице. Молодой человек хотел похудеть, поэтому решился на операцию.

«Начал набирать вес на фоне сахарного диабета»

Валентина Ивановна Дидюля ждет нас в квартире в одном из спальных районов Минска. Она сидит в комнате сына и плачет. На стене портрет сына, с него смотрит высокий статный парень. Мама говорит, что рост Сергея был 186 сантиметров, вес — 125 кг.

— 16 октября Сергею должно было исполниться 35 лет. Планировал юбилей отметить, пойти в ресторан, вот и отметили, — говорит женщина.

Валентина Ивановна рассказывает, что сын был индивидуальным предпринимателем, жил с девушкой в гражданском браке, не пил и не курил. Последний год на фоне сахарного диабета он начал набирать вес.

— Раньше он был спортивным. Вместе со своей знакомой, которая тоже хотела похудеть, они узнали в интернете, что в 4-й больнице в Минске есть врач, который делает такие операции. Сын пошел на консультацию.

По словам Валентины Ивановны, ее сына обследовали, сделали ФГДС (обследование верхней части пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки), патологий не нашли. 2 июня ему сделали илеошунтирующую операцию — это одна из операций, которую применяют при хирургическом лечении ожирения.

— После операции сын даже выходил на улицу, но есть запрещали, советовали пить воду, ставили зонд через нос.

Однако, по словам матери, Сергею становилось хуже, тошнило «то зеленью, то черным». Сын ослабел так, что практически не мог говорить. Все это время мужчина находился в больнице.

— Врачи говорили, что все будет хорошо, что он будет жить. Для меня самым главным было, чтобы он жил. А он только мои руки целовал. У меня сердце разрывалось, когда я видела, что мое дитя так ослабело, что с каждым днем ему все хуже становилось. Я позвонила врачу, и Сергею снова сделали операцию на желудке.

13 июня Сергей Дидюля умер.

«После операции возникло осложнение, спасти пациента не удалось»

Валентина Дидюля обратилась не только в больницу, но и в комитет по здравоохранению Мингорисполкома. Случай разбирала специальная комиссия, созданная комитетом.

В комитете по здравоохранению Мингорисполкома заметили, что пациенту в плановом порядке сделали операцию по снижению веса.

— Послеоперационный период протекал тяжело, возникло осложнение — развитие острой язвы.

По мировым данным, такие осложнения возникают в 3−7% случаев.

Более того, данная операция относится к разряду сложных оперативных вмешательств на органах брюшной полости. Подобные операции выполняются с целью стабилизации и предотвращения прогрессирования заболеваний сердечно-сосудистой системы, сахарного диабета, синдрома Пиквика, патологии опорно-двигательной системы, улучшения качества жизни и самообслуживания. 9 июня пациенту сделали повторную операцию, санацию и дренирование брюшной полости. Обе операции выполнял врач высшей категории, кандидат медицинских наук. В его практике порядка 1500 таких операций по разным методикам. К сожалению, спасти пациента не удалось. Случай расследован специальной комиссией.

Установлены недостатки в ведении медицинской документации и порядке оказания медицинской помощи. Вместе с тем, комиссией сделано заключение, что данные факты не повлияли на течение заболевания и его исход.

С целью всестороннего изучения ситуации и правовой оценки материалы направлены в Следственный комитет, — прокомментировали в комитете.

В одном из ответов из больницы, который получала Валентина Дидюля и копия которого есть в редакции TUT.BY, сказано, что были осложнения в виде острых язв в зоне анастомоза (это естественное или созданное оперативным путем соединение двух полых органов). Это потребовало повторной операции, после которой возникла полиорганная недостаточность (тяжелая реакция организма, которая проявляется совокупностью недостаточности нескольких его систем). Она и стала причиной смерти.

В ответе из комитета по здравоохранению, пришедшем Валентине Ивановне, также говорится, что к врачам-хирургам больницы применили меры дисциплинарного взыскания.

Одному медику объявили выговор, сняли премию, провели внеочередную аттестацию на соответствие занимаемой должности. В итоге оказалось, что соответствие занимаемой должности неполное и через год аттестацию нужно пройти снова, выполнив рекомендации комиссии. Другому врачу-хирургу объявили выговор, сняли премию и рекомендовали направить на курсы повышения квалификации и внеочередную аттестацию.

Случай Сергея Дидюли также решили рассмотреть на городском обществе хирургов.

Деньги, которые Сергей заплатил за медуслуги, больница вернула матери. Сумма составила 185 рублей 17 копеек.

СК проводит доследственную проверку

Валентина Дидюля считает, что если бы медики вовремя обратили внимание на ее сына, трагедии можно было бы избежать:

— Он лежал восемь суток, и если бы они посмотрели, что у него там творится, спасли бы его.

При этом мама уверена, что Сергею в принципе не нужна была илеошунтирующая операция, он мог сбросить вес другими способами.

— Когда сын шел на операцию, я его в пороге остановила и попросила не идти. Но он сказал, что был на консультации, что сбросит 30 кило и будет в форме. Зачем, мол, ему живот? А надо было любыми путями попробовать худеть и уже в последнюю очередь идти на операцию, — говорит она.

Официальный представитель СК Юлия Гончарова рассказала, что Московский районный отдел СК по Минску проводит доследственную проверку. Обращение матери поступило в ведомство в конце сентября. По ее словам, к материалам проверки приобщили заключение комиссии комитета по здравоохранению Мингорисполкома. Также сейчас следователи опрашивают медперсонал и родных Сергея Дидюли.



‡агрузка...

Доктора в социальных сетях