Главврач 19 поликлиники Минска: О личных врачах и о том, что «медицина должна быть оплачиваемой, страховой, однозначно»

Главный врач 19-й центральной районной поликлиники Вера Стасевич рассказала, останется ли медицина бесплатной, почему она называет терапевта дирижером и как завоевать доверие пациентов

Вера Адамовна, в последнее время часто говорят о страховой медицине. Есть ли у нее будущее в нашей стране?

Мы от этого никуда не уйдем. То, что медицина должна быть оплачиваемой, страховой, — это однозначно. Ни одно государство, даже самое богатое, не может позволить себе полностью бесплатную медицину. В здравоохранении останутся определенные социальные стандарты, в которые войдут услуги, не требующие оплаты.

Белорусское здравоохранение — социально ориентированное, нам удалось сохранить то, что было при Советском Союзе. И в этом смысле мы — единственные на постсоветском пространстве. Нельзя сказать, плохо это или хорошо. Но для государства — серьезная финансовая нагрузка.

У нас встречаются недовольные бесплатным медобслуживанием. Предугадываете их реакцию, если за посещение поликлиники, сдачу анализов придется платить?

Пациент будет платить не из своего кошелька — медицинскую страховку оформит на него предприятие, организация, в которой он работает. Страховка покроет расходы на лечение и обследования.

В таком случае, кто заплатит за пенсионеров?

Оказание им медицинских услуг (в том числе по ежегодному количеству посещений врача, гос­питализаций, необходимых диаг­ностических, лабораторных обследований) войдет в перечень социальных стандартов.

Не кажется ли вам, что появление платных медицинских услуг «Личный врач терапевт участковый», «Личный врач акушер-гинеколог» подводят к постепенному переходу на страховую медицину?

Можно и так сказать. Однако эти услуги востребованы. И мне не доводилось слышать жалоб от пациентов в адрес личных врачей. Только благодарности. В двух словах, воспользоваться такой услугой можно однократно (заключить разовый договор с мед­учреждением) — так поступают пациенты, когда еще не знакомы с доктором и присматриваются к нему. Другой вариант — заключение договора на годовое мед­обслуживание. Эти направления надо развивать. С одной стороны, у пациента должен быть выбор, с другой — это бонус государственной медицине, тем более что со­временное оборудование у нас есть и кадры квалифицированные имеются. В нашей поликлинике есть еще медуслуга «Личный врач-уролог». Популярна. Обобщая сказанное, у пациентов с личными врачами складываются доверительные отношения — то, к чему мы всегда стремились.

Это вы о чем?

Очень важно, когда пациент доверяет доктору, прислушивается к его мнению. К сожалению, некоторые пациенты считают, что вправе сами назначать себе лечение, определенные виды обследований… Рекомендации врача не выполняются, что отрицательно сказывается на результате лечения. Поменять психологию нашего пациента достаточно сложно.

Много лет назад, после окончания ординатуры, я работала в одной из африканских стран. Вместе со мной — коллеги из Бельгии, Франции. Однажды в приватной беседе поинтересовалась: «Какие принимаете меры, если пациент не выполняет ваши рекомендации?» В ответ прозвучало: «Разве такое возможно?» Для зарубежных врачей это было недопустимо.

 Как врач узнает, что пациенты не следуют рекомендациям?

Они сами об этом говорят. Рассказывают, что доктор назначил лекарства, выписал рецепты, но препараты они не принимали. Не сочли нужным. А мы, врачи, не можем их заставить… Одна из причин затяжного течения болезни — несвоевременное лечение, игнорирование рекомендаций лечащего врача.

Очереди…

Да не так их и много. В отношении доступности оказания медицинской помощи населению больше надуманного. За последние пять лет достаточно много сделано в этом направлении — заказать талон к врачу можно по Интернету, через инфокиоск (в нашей поликлинике это электронная регистратура), предварительно записаться к врачу можно и по старинке — в обычной регистратуре. Организовано онлайн-консультирование. Не отрицаю, бывает, что приходится в коридоре подождать, даже если пришел в указанное время. Потому что впереди тебя — тяжелый больной, и врачу приходится уделить ему больше времени, чем положено по нормативам. Однако это не система.

Говорим про очереди… Но ведь есть исследования, лабораторные например, которые выполняют только по утрам. Три, четыре, пять человек перед кабинетом. Потом очередь рассасывается.

Почему пациент в обход терапевта стремится попасть к узкому специалисту?

Такая у него психология, условно говоря, если болит ухо, горло, нос, надо, чтобы посмот­рел не терапевт, а врач узкой специальности. Вообще-то терапевт — это дирижер на своем участке. И именно он определяет, нужна ли человеку консультация специалиста узкого профиля. Не сам пациент решает, к какому врачу обратиться. Но наши люди, несмотря на вполне адекватное лечение, назначенное терапевтом с учетом диагноза, считают, что надо еще сходить к неврологу. Или сразу же пойти к неврологу, ЛОР-врачу, окулисту. А это двойная трата времени на решение одной и той же проблемы.

Направление к узкому специалисту дает участковый терапевт, или я ошибаюсь?

Все правильно, дает. Но заказать талон можно и без направления. Запросто. Никто не ограничивает права пациентов.

Объявление у вас в фойе — приглашаете на дис­пансеризацию…

Приглашаем. Но в этой ситуа­ции приветствуется не монолог, как в большей степени сейчас, а диалог. Два человека — врач и пациент, должны быть заинтересованы в сохранении здоровья. А получается, что чаще всего это нужно только медикам.

Доктор приглашает пациента на профосмотр, а тот еще подумает: прийти или не прийти. Мы все время стараемся убедить человека своевременно обратиться к врачу, потому что лечение будет эффективнее, если заболевание выявлено на первой-второй стадии.

Для этого проводятся профилактические акции…

И не первый год. Мы выезжали на предприятия, где работают в основном женщины. Проводили там акции по ранней диагностике рака молочной железы. Работницы были очень благодарны. Выезжали на заводы, где проводили акции по профилактике артериальной гипертензии… И могу сказать, что раньше горожане не проявляли особого интереса, а теперь участвуют в подобных мероприятиях с большим удовольствием, вопросами засыпают. Акции — это не только ранняя диагностика заболеваний, но и более тесный контакт пациентов и медработников.

Несколько лет назад мы поражались, насколько халатно относятся люди к своему здоровью — элементарного не знают и не стремятся познать! Сейчас совсем другое дело. Многие в курсе, каким в норме должен быть уровень холестерина в крови, как его поддерживать, какое у них рабочее артериальное давление… Постепенно отношение населения к своему здоровью меняется в лучшую сторону. И для нас это уже достижение.

Когда организовывалась поликлиника (в 1974 году), ее возглавил Валерий Владимирович Миронович, создал коллектив единомышленников. И когда пришла на должность главврача, моя задача заключалось в том, чтобы удержать то, что заложено. Атмосфера доброжелательности и ответственности за свое дело сохранилась. У нас довольно комфортно чувствуют себя молодежь и коллеги достаточно зрелого возраста. Укомплектованность кадрами хорошая, а текучесть — одна из самых низких в городе.

Ольга Григорьева, «МК»

Другие материалы по темам: "Платная медицина в Беларуси "