Лечение детских сколиозов и кифозов в Беларуси

Чтобы узнать о том, насколько злободневна тема детских сколиозов и кифозов, корреспондент «7 дней» встретилась со старшим научным сотрудником научно-методического отдела РНПЦ травматологии и ортопедии Александром Мустафьевичем Мухлей.  Вот что он рассказал:

— Тяжелые пороки, вызывающие деформацию позвоночника, более чем в 50% наблюдаются в зоне грудопоясничного перехода и в поясничном отделе позвоночника. Эти зоны имеют свои биомеханические особенности, которые характеризуются отсутствием дополнительной стабильности за счет реберного каркаса, мобильностью поясничного отдела позвоночника и наличием многоплоскостных движений в зоне грудопоясничного перехода. Прогрессирование деформации в этих отделах на фоне активного роста ребенка протекает особенно бурно. У детей при наличии аномального развития тел позвонков возникает деформация в соответствующей зоне позвоночника. Нарушения биомеханики позвоночника дает сколиоз или кифоз позвоночно-двигательного аппарата.

Встречаются самые разные врожденные деформации — шейного, грудного, пояснично-крестцового отделов позвоночника. С наличием «бабочковидных» позвонков, позвонков с расщелинами, сросшихся тел и/или дужек позвонков, ребер. Некоторые дети рождаются с такой патологией, как дополнительный позвонок. Появляются на свет и новорожденные с шейными ребрами, т.е. аномально широкой шеей. Еще одна категория аномалий — высокое стояние лопаток, которое усугубляется аномалией позвонков. Это настоящая беда для родителей таких детей, общества, а  главное  — для самих детей.

Врожденные аномалии деформации костно-мышечной системы — серьезные, требующие научного, грамотного подхода и хирургического лечения заболевания, т.н. перемонтажа аномальной конструкции.

Как часто диагностируются врачами аномалии позвоночника у детей?

Медицинская статистка аномалий деформации костно-мышечной системы ведется уже давно, как по регионам, так и по стране в целом. В последние годы значительно улучшилась диагностика костно-мышечных аномалий. Если ранее врачи диагностировали их в возрасте 5—7 лет, то сейчас фактически сразу после рождения. Как свидетельствуют цифры, число выявленных новорожденных в Беларуси с такими аномалиями значительное.

Возьмем, к примеру, 2005 год. Тогда количество детей, имеющих дефекты деформации костно-мышечной системы, перешагнуло 12-тысячный рубеж. До 1 года — 2028 чел., от 1 года до 4 лет — 3575 чел., от 5 лет до 9 лет — 2585 чел., от 10 лет до 14 лет —  2702 чел., от 15 лет до 17 лет — 1592 чел. Итого — 12482 ребенка с дефектами костно-мышечной системы.

Если взять 2009 год, то там зафиксированное число детей от 1 месяца до 17 лет, имеющих данные виды заболеваний, было меньше почти на 1 тыс. — 11 304 чел.
В 2012 году уже было 12 436 таких детей. В том числе: до месяца — 219 чел., до 1 года — 1541 чел., от 1 года до 4 лет — 3745 чел., от 5 лет до 9 лет — 3143 чел., от 10 лет до 13 лет —1973 чел., 14 лет — 497 чел., от 15 до 17 лет —1318 чел., имеющих врожденные аномалии деформации костно-мышечной системы. Судя по статистике, появление такого рода дефектов позвоночников у детей идет волнообразно. Год на год не приходится.

Александр Мустафьевич, в каких регионах чаще встречаются случаи аномальной деформации позвоночных систем у детей?

Естественно, лучшая идентификация таких врожденных заболеваний у детей, проживающих в городах, в частности, в Минске, областных центрах, где имеется более высокий уровень медицинского обслуживания детей. Если анализировать по областям, то выявляемость аномалий деформации позвоночника у детей в Витебской и Гродненской областях меньше, чем в других регионах. Почему? Не совсем понятно…

Если взять Гродненскую область, то это наиболее продвинутый регион в области детской хирургии и ортопедии. Там в каждом районе имеется детский ортопед, а в Гродно — кафедра детской ортопедии. В Витебске также имеется кафедра детской хирургии и ортопедии на базе детской областной клинической больницы. Но это не совсем хорошо. Для детских хирургов задачи ортопедии — дефекты позвоночников у детей — не первостепенная задача. Для них главное, чтобы не было детской смертности, в частности, от аппендицитов, грыж и других болезней. При этом нужно отметить наличие хороших специалистов в области травматологии и ортопедии как в самом Витебске, так и в Орше, а также конгломерате Новополоцк—Полоцк…

А идет ли дело дальше констатации дефектов архитектуры аномальных позвоночников? Какую помощь предлагает современная медицина детям с такими заболеваниями?

С тех пор как существует отчетность, мы отслеживаем таких пациентов, стараемся корректировать ситуацию. Нужно сказать, что до определенного времени врачи не делали операций и не прибегали к использованию современных спинальных систем. Их просто не было.

Однако в последние годы и в Беларуси, и в России появились первые хирурги-первопроходцы, которые провели ряд успешных операций с использованием первых спинальных корректирующих систем. Кстати, такие операции делают в период формирования роста организма. Приблизительно в возрасте от 5 до 11 лет.
Первыми практику помощи детям с врожденными патологиями позвоночника освоили медики Российской Федерации, а конкретнее светила детской хирургии и ортопедии из Санкт-Петербурга по инициативе заместителя директора по научной работе Научно-исследовательского института им. Турнера Министерства здравоохранения России С. В. Виссарионова. И проводятся они уже в течение 5 лет. Несколько операций по исправлению дефектов позвоночника у детей провели с применением спинальных систем и специалисты спинального отделения №1 РНПЦ травматологии и хирургии под руководством заведующего отделением С.В.Макаревича.

Белорусские и российские ученые уже не первый год работают параллельно в данном направлении. Более того, между РНПЦ травматологии и ортопедии и Научно-исследовательским детским ортопедическим институтом им. Турнера заключен договор о сотрудничестве. Для нас очень важно это сотрудничество. Ведь из стен института в свое время вышли крупнейшие специалисты в области хирургии позвоночника, в числе которых такие светила медицинской науки, как С.В.Виссарионов, Г.Э.Ульрих, В.В.Рерих. Одним из инициаторов этого проекта с белорусской стороны является доктор наук Сергей Макаревич. Сегодня российско-белорусское сотрудничество поднимается на принципиально новый, более высокий уровень благодаря запуску проекта программы Союзного государства.

А каковы практические успехи медиков в данном направлении?

В частности, наши врачи освоили корсетный метод хирургической помощи при наличии у ребенка такого серьезного аномального развития, как клиновидный позвонок. После снятия корсета, в случае скрупулезного выполнения рекомендаций врача по режиму ношения корсета и выполнения всего комплекса реабилитационных мероприятий, ранее имевшаяся патология остается совсем незначительной — в среднем градусов 10—12 на уровне начальных параметров II степени сколиотической деформации позвоночника. Согласитесь, что это неплохой результат, если ранее позвоночник ребенка имел деформацию в 60—70 градусов…

Лечение в корсете идет до завершения роста ребенка, которое врачи констатируют по закрытии зон роста на крыле подвздошных костей и на телах позвонков. А происходит это по мере роста и полового созревания в среднем лет в 19, иногда в 21—22 года. У детей от браков с представителями южных народов — Грузии, Молдовы, Армении, а также юга Украины — на 1—2 года раньше. Тут очень важно триединство действий: ребенка — его желание носить корсет, понимание родителей и, безусловно, квалификация врача, который наблюдает ребенка. Когда все действуют в едином направлении, достигаются хорошие результаты корректировки.

Корсет снят, и молодому человеку или девушке можно забыть о прошлой болезни как о страшном сне?

Не так все просто. Снятие корсета в 19—20 лет идет постепенно. Вначале на период бодрствования, т.е. днем, а потом и ночью. Параллельно молодой человек (девушка) занимается специальной лечебной физкультурой и прописанными врачом процедурами. Наши пациенты и дальше остаются под наблюдением. Приглашаем их, чтобы провести рентгеновское исследование: в положении стоя, в прямой и боковой проекциях. Смотрим, идет ли деформация и насколько она серьезная, даем пациентам соответствующие рекомендации.

На что могут рассчитывать больные дети и их родители с запуском программы Союзного государства?

У имеющих врожденные патологии позвоночника появится больше возможностей получить эффективную медицинскую помощь, основанную на фундаментальных научных исследованиях и современных научных технологиях, в т.ч. молекулярной генетике, биохимии, постгеномных исследованиях.

Согласно предварительным данным, финансирование проекта может составить порядка 150 млн российских рублей. Программа включает как разработку т.н. спинальных систем, в том числе производство хирургического инструментария и конструкций, необходимых для поддержания позвоночника в послеоперационный период, так и технологии и методики их использования. Благодаря созданию таких систем для детей, имеющих врожденные патологии позвоночника, будет отлажена и поставлена на поток технология хирургических операций и грамотного их проведения в послеоперационный адаптационный период. Появится возможность иметь грамотно отрегулированную врачами «архитектуру» ранее деформированной части  скелета, восстановить функции позвоночника.

Создание спинальных систем расширит практику исправления ошибок матушки-природы в виде того или иного дефекта позвоночника. При этом для каждого пациента, в зависимости от того, какая у него врожденная патология, будет разрабатываться собственная медицинская технология, а также индивидуальная спинальная система. Кстати, как сказал Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота, базовые медицинские центры для оказания медицинской помощи таким детям предстоит создать не только в столичных городах, но и в ряде регионов Беларуси и России.

Уверен, что благодаря совместным российско-белорусским наработкам нам удастся наладить оказание медицинской помощи больным этой группы на самом высоком — международном уровне.