Катастрофа в медицине начинается с медвузов страны

24.09.2018
576
1
Катастрофа в медицине начинается с медвузов страны

Несмотря на явные достижения, в XXI век здравоохранение во­шло с большим грузом нерешенных проблем. Продолжается рост частоты и омоложение сердечно-сосудистых, онкологических, других неинфекционных заболеваний. Появилась еще одна проблема — негативное отношение к врачам, и она никогда не была столь актуальна, как теперь. К медикам стали относиться с подозрением, порой даже с враждебностью. Причина не только в платных медицинских услугах и увеличении затрат на лечение, главное — медицина теряет свою духовную основу. Нарушен неписаный, соблюдаемый веками закон гуманного общения врача и пациента. Медицинская профессия все больше удаляется от врачевания, которое начинается с необходимости слушать пациента, и подменяется безликой совокупностью симптомов, а то и просто набором лабораторных данных. Иной раз складывается впечатление, что врач предпочитает лечить цифры, а не больного. Известный клиницист профессор Л. Б. Лабезник пишет: «Врачи практически не общаются с пациентами и не собирают анамнез. Это и лежит в основе большей части неверно поставленных диагнозов, а значит и неправильного лечения.

В медвузах далеко не всегда успевают обучить студента общению с больными. Традиционное восприятие врачебной профессии как человека, контактирующего с человеком, уходит». Казалось бы, именно на это в первую очередь следует обратить внимание, однако руководители здравоохранения с большой охотой насыщают лечебные учреждения высокотехнологичным оборудованием, полагая, что это главное средство повышения качества оказания медицинской помощи. Но вот авторитетное мнение академика Е. И. Чазова: «Проблемы здравоохранения зачастую кроются не в недостатке оборудования, а в уровне квалификации врачей».

Учеба в медицинском вузе становится все более технологичной, и, тем не менее, подготовить врача нельзя, применяя даже самые совершенные методы формализации учебного процесса. Особое значение имеет «обучение медицине в палатах» (клинические обходы, разбор, курация больных), позволяющее приблизить будущего доктора к пациенту. Именно здесь начинают формироваться столь необходимые врачу наблюдательность и внимание, доброта и приветливость, сочувствие и терпимость, умение анализировать результаты обследования, формулировать диагноз и назначать лечение. Однако там, где находится самая суть врачебной работы, студент-медик видит далеко не всегда то, с чем встретится на практике. Причина заключается в том, что многие кафедры практически лишены клинических баз. Кафедра потеряла свой статус, который имела прежде. Раньше кафедральные сотрудники участвовали в самых ответственных лечебных мероприятиях и, что особенно важно, учебный процесс проходил в палатах у постели больного. Это давало возможность преподавателям не только поддерживать качество обучения на высоком уровне, но и повышать свою врачебную квалификацию.

Теперь общение с пациентами ограничено и держится исключительно на энтузиазме преподавателей старшего поколения. Студенты оторваны от больных, потому что оторваны от больных их учителя. Профессора и доценты еще «допускаются» к пациентам, иногда консультируют, порой даже делают обходы (их рекомендации не всегда учитываются), а что делать остальным сотрудникам кафедр, особенно только что «остепененным» или «неостепененным»? Остается преподавание на тестах и ситуационных задачах (эрзац клинического мышления). Так вырабатывается порочная практика ставить диагноз на основе анализов без оценки клинических данных.

В последнее время появилось так называемое симуляционное обучение, на которое, судя по эйфории и ускоренному созданию кабинетов, отделений и даже центров (!), возлагают большие надежды. Однако никакие самые совершенные муляжи и фантомы положение не исправят. Обучение в палатах должно оставаться приоритетным, а не выхолащиваться в угоду модным образовательным технологиям. Из каких животворных истоков могут зарождаться нравственные основы врачевания, если они похоронены самой дидактической установкой подготовки врачебных кадров? Не потому ли почти половина выпускников медицинских вузов ищет работу, не связанную с лечением пациентов.

Следствием изъянов медицинского образования является еще одна драматическая ситуация, когда молодой специалист, не знающий толком основ клинической медицины, заканчивает аспирантуру и становится новоиспеченным кандидатом наук — преподавателем вуза или руководителем. Чему он научит будущих врачей и как будет руководить учреждением здравоохранения?

Источник информации http://www.zdrav.by/
Абаев Юрий Кафарович
Детский хирург в Минске Абаев Юрий Кафарович
1 40
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

Врач акушер-гинеколог, врач первой категории, стаж с 1991 г.
g.vladi@bk.ru
Самое печальное то, что после окончания вуза молодой врач не имеет возможности получать практический опыт с учетом специфики специальности, потому что нет преемственности в профессии. У опытных докторов нет желания делиться своими знаниями. А от этого, зачастую, непонимание своего предназначения и утрата вкуса к медицине.
25.09.2018, 11:09
Приятно, что такие стратегические вопросы кого-то волнуют. Только на самом деле кризис в медицине ещё глубже. Люди не берегут здоровье, а наивно полагают, что врач однажды вылечит. Врачи сами больные, живут меньше своих пациентов, не дают образа здоровья своим адептам, а дают химические ксенобиотики, которые априори не могут дать здоровья или добавить здоровья, так как "одно лечат, другое калечат". Врач должен знать больше о здоровье, чем о болезнях и обучать больных. Желательно, чтобы 90% врачей были психотерапевтами и диетологами (токсикологами), так как ДУСТ, Раундап и другие пестициды, тяжёлые металлы и другие токсичные вещества подрывают здоровье всем, а врачи занимаются только избранными
15.03.2019, 22:03
‡агрузка...

Министр Караник рассказал о номере своего мобильного

У нового министра здравоохранения Владимира Караника есть профиль в Facebook. Он сомневается, что будет использовать его в рабочих целях, но обещает сделать работу Минздрава еще более открытой, «чтобы реализовать право граждан на получение оперативной и достоверной информации».

— Надо понимать, что мы все — госслужащие. Есть четкие механизмы взаимодействия со СМИ. Но это ни в коем случае не свидетельствует о какой-то закрытости. Мы будем и дальше демонстрировать полную открытость. Facebook — это все-таки социальная сеть, которая касается моего личного мнения и моих личных впечатлений. Для того чтобы довести до сведения мою точку зрения как должностного лица, есть пресс-служба Минздрава, официальный сайт ведомства. Для этого есть такие встречи с журналистами, — заявил он на пресс-конференции, посвященной Дню медицинского работника, который отмечается 16 июня.

Новый министр рассказал, что планирует расширить практику брифингов по тем вопросам, которые волнуют общество и представляют наибольший интерес для СМИ.

На предыдущей должности, признался Владимир Караник, к нему можно было попасть как в приемные, так и в неприемные часы, а его номер мобильного телефона знали абсолютно все сотрудники учреждения.

— Здесь не обещаю, что вся страна будет знать номер моего мобильного телефона. Но, думаю, есть потребность в создании механизмов прямой связи, чтобы люди могли донести свою боль в тяжелых ситуациях руководству Минздрава. Мы будем это обсуждать и работать над более высокой открытостью, чтобы реализовать право граждан на получение оперативной и достоверной информации.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY



‡агрузка...