Гинекологи Беларуси о первом сексе подростков расскажут в милицию?

18.02.2019
746
0
Гинекологи Беларуси о первом сексе подростков расскажут в милицию?

Информацию о половой жизни несовершеннолетних медики не должны передавать никому, даже родителям, за исключением случаев, предусмотренных законодательством, когда есть угроза жизни и здоровью ребенка или других людей. Об этом заявила корреспонденту БЕЛТА начальник отдела медицинской помощи матерям и детям Министерства здравоохранения Беларуси Людмила Легкая.

Порядок прохождения медосмотров детей и взрослых определяется единым постановлением - №96 "О диспансеризации населения" от 12 августа 2016 года. В приложении четко расписано, в каком возрасте дети должны быть осмотрены соответствующими врачами-специалистами, а также объем диагностических, в том числе лабораторных, исследований. Что касается подростков 15-17 лет, то каждый год они осматриваются определенными специалистами. Для девочек предусмотрен в том числе осмотр гинекологом.

"Медицинские осмотры - это абсолютно добровольно, мы никого не принуждаем. По законодательству дети на все простые медицинские вмешательства, в том числе осмотры, сами могут давать или не давать согласие с возраста 14 лет. Но так сложилось годами, что к нам приходят почти 99% всех детей - организованно классами или самостоятельно в месяц своего рождения. Плюс, если дети болели и им проводилось исследование, то мы эти данные берем во внимание", - сказала Людмила Легкая.

Она уточнила конкретные ситуации, которые дают повод для вмешательства правоохранителей - они изложены в постановлении Совета Министров от 18 декабря 2014 года №1192: если девочка моложе 16 лет беременна, если при осмотре установлено наличие травм и повреждений, которые свидетельствуют о противоправных действиях в отношении нее (это могут быть признаки изнасилования, вмешательства для искусственного прерывания беременности), а также в тех случаях, когда ребенок сам рассказывает о таких фактах.

"В любом случае подход индивидуальный и очень корректный, поскольку это стрессовая ситуация. Привлекается подготовленный психолог, к которому девочку направляет акушер-гинеколог. Если она соглашается на общение с психологом, он оценивает ее психическое состояние. И при наличии сведений, которые могут указывать на противоправные действия, информация индивидуально передается в территориальные органы внутренних дел", - добавила собеседница.

Эту широко обсуждаемую в обществе тему прокомментировал журналистам и вице-премьер Игорь Петришенко. Он отметил, что слухи о том, что после плановых осмотров врачи будут сообщать в УВД о фактах половой жизни школьниц младше 16 лет, - вброс в информационное пространство, дутая, абсолютно беспочвенная сенсация.

В Беларуси создан необходимый правовой механизм, утверждена соответствующая нормативная правовая база, которая обязательна для исполнения и врачами, и правоохранительными органами. "Есть нормы Конституции, закона о здравоохранении, которым гарантируется в том числе сохранение врачебной тайны. Никаких новаций с целью поменять действующее законодательство ни правительство, ни другие структуры не инициировали, - подчеркнул он. - Правовая система в плане оказания медицинской помощи, диспансеризации не меняется".

Проведение диспансеризации детей и взрослых направлено на своевременное выявление тех или иных заболеваний, отклонений, чтобы человек мог получить квалифицированную помощь. Это способствует поддержанию здоровья нации. "Но когда есть признаки противоправного воздействия на ребенка, подключаются все. Мы здесь должны активно работать над тем, чтобы действительно беречь наших детей, пропагандировать традиционные семейные ценности", - отметил Игорь Петришенко. Заместитель премьер-министра убежден: важно, чтобы именно в семье дети делились своими проблемами. А родители, если это необходимо, должны прибегать к помощи психологов, консультациям врачей и других специалистов.

Вице-премьер еще раз подчеркнул, что никаких дополнительных новаций, подходов в данной сфере вводить не планируется.

Далее идет архивный материал

***

После плановых медосмотров медики будут информировать УВД о фактах половой жизни школьниц младше 16 лет, сообщил 15 февраля на коллегии главного управления образования Миноблисполкома начальник отдела по противодействию торговле людьми УВД Миноблисполкома Евгений Дубаневич.

Отвечая на вопрос педагогов о факте беседы учащихся со следователями после медосмотра в одном из лицеев Минской области, Дубаневич подтвердил: такие беседы проводились и не раз.

Он пояснил, что это делается для того, чтобы выявлять преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Речь идет о статье 168 УК «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». «Мы постоянно ведем дискуссии с Минздравом по этому вопросу и пытаемся выработать общую позицию. И добились своего в части, касающейся врачебной тайны, — сказал Дубаневич. — Если речь идет о девочке 14−15 лет, то совершено преступление, и врачебная тайна здесь не работает».

По его словам, медосмотры девочек до 16 лет будут проводиться ежегодно, и если обнаружится, что малолетняя имела половую связь, гинеколог обязан сообщить об этом напрямую начальнику местного УВД, чтобы информация не попала куда-то еще и не было общественного порицания. Девочку направят к медицинскому психологу, который подготовит ее к общению со следователями. «Тогда уже будем беседовать с девочкой, спрашивать, почему это случилось, с кем. Хорошо, если это по любви с мальчиком. Никого еще за это не посадили. Но бывают случаи, что девочка оказалась жертвой насилия. Она в силу своего возраста побоялась об этом кому-то сказать», — пояснил Дубаневич.

Он отметил, что «под одну гребенку всех грести нельзя, но по всем выявленным случаям будет проводиться проверка». «Об этой работе уведомляются законные представители малолетней. Никто самого ребенка на беседу не поведет», — уверил Дубаневич.

Представитель УВД подчеркнул, что возбуждение уголовного дела по половому преступлению — очень трудоемкий процесс именно по доказыванию. «Если по наркотикам и кражам, убийствам у нас есть предмет преступления, то здесь — слова, слова, слова. Проводится множество экспертиз, каждое тяжкое преступление против половой неприкосновенности становится на контроль председателя Следственного комитета», — сообщил он.

Дубаневич посоветовал педагогам в беседах о половой неприкосновенности и безопасности «не проводить грань по половому признаку». «Статистика говорит, что мальчики и девочки становятся жертвами педофилов в равной степени», — отметил представитель УВД.

Ирина Турчина, БелаПАН

Психолог Сергей Зизюк: «Техническая сторона вопроса понятна, тревогу вызывает реализация»

— Испытывать тревогу перед первым сексом — нормально, и причины здесь могут быть разными.

Во-первых, нас всегда страшит неизвестность, а первый секс на то и первый, что его еще нет в нашем опыте. И хотя техническая сторона вопроса понятна, ее реализация нередко вызывает тревогу. Для того чтобы ее минимизировать, можно сделать ситуацию чуть менее неизвестной, проиграв в своем воображении несколько вариантов сценария, как вы хотите чтобы это выглядело, и в дальнейшем следовать одному из них.

Вторая причина тревоги — неготовность к этому опыту. Постарайтесь честно ответить себе на вопросы: хочу ли я получить его сейчас? Для чего именно он мне нужен? Хочу ли я разделить его именно с этим человеком?

Третья возможная причина — страх «упасть лицом в грязь» перед партнером. Если вам действительно нравится тот, с кем вы намерены разделить свой первый сексуальный опыт, — это решит половину проблемы: девушкам будет проще расслабиться, из-за чего первый опыт будет менее болезненным, а парни смогут избежать проблем с эрекцией. А если вы знаете, что ваша симпатия взаимна — это решит вторую половину проблемы, потому что даже если вас постигнет неудача, это не вызовет осуждения со стороны партнера.

Если справиться с тревогой самостоятельно всё же не удается, поговорите со взрослым, которому вы доверяете (родственник, учитель, психолог): лучше разобраться в вопросе до того, как он станет проблемой, нежели потом решать его последствия.

***

Новость о том, что теперь гинекологи будут докладывать в милицию о сексуальной жизни девушек моложе 16 лет, вызвала бурные обсуждения в Сети и заставила колумнистку lady.tut.by Анну Златковскую задуматься: а может ли эта мера реально стать спасением для тех, кто подвергся сексуальному насилию?

Для начала хочется подчеркнуть: чего добиваются чиновники новым законом — понятно. К сожалению, историй сексуального насилия над детьми много. Часто они становятся публичными только по прошествии многих лет, а то и замалчиваются до конца, ведь дети — уязвимая группа, им страшно и стыдно сказать, что кто-то из взрослых делает с ними «это».

С помощью тонких манипуляций педофил убеждает ребенка, что если он кому-то расскажет о том, что с ним происходит, это отразится на всей его жизни и на жизни его семьи. Дети верят взрослым и молчат. Страдают, переживают страшное унижение, насилие, но обратиться им не к кому. Помню, читала одно из таких жутких откровений: девочка пыталась рассказать маме о том, что ее насилует отчим, но мама ей не поверила. Она сделала вид, что ничего не слышит и не видит… И ничего не изменилось. Отчим продолжал ночами приходить в детскую и ложиться рядом. Сотни таких историй — о немом статусе жертвы. Этим и пользуются насильники-педофилы.

Поэтому в теории такой закон мог бы помочь детям наконец заговорить о том, что с ними происходит. Гинеколог видит, что девочка уже живет половой жизнью, задает вопрос — и у ребенка появляется возможность сказать правду. Возможно, само по себе существование закона оградит хоть одного ребенка от поползновений со стороны педофила. Должен сработать инстинкт самосохранения и понимание, что секс с девочкой обернется тюрьмой.

Но может случиться и так, что запугиваний станет еще больше и педофил просто начнет изощренней пугать девочку, вынуждая ее врать милиции о том, кто же тот самый половой партнер. Возможны разные варианты, а проверить на деле работу закона еще не удалось.

На этом плюсы закона, по моему мнению, заканчиваются — переходим к минусам.

Первый вопрос, который возникает: «А как же мальчики?». Почему их закон обходит стороной, разве насилию в нашей стране подвергаются только девочки? Да, особенности телосложения не способствуют выявлению факта насилия при осмотре у врача, однако это не означает, что закон должен игнорировать ребят. Если закон направлен на выявление случаев насилия над детьми, то обязан учитывать всех, независимо от гендера. Иначе — это дискриминация.

Дальше любопытно, каким образом взрослые дяди из милиции собираются разговаривать с детьми. Слабо верится, что даже предварительное общение с психологом может подготовить их к разговору со следователем. Пятнадцатилетняя девочка, у которой был секс, все равно остается по сути своей ребенком. А ребенку очень сложно откровенно разговаривать на такие темы, тем более с чужими людьми «при исполнении».

Плюс не в каждой семье адекватные родители, которые понимают, что секс иногда случается довольно рано, но в этом нет криминала. Кто гарантирует, что родители не заклюют дочь, узнав подробности ее интимной жизни? Что не устроят парню, лишившему их дочку девственности, серьезные разборки?

Я помню, как мама моей подруги, узнав о том, что у ее дочери был секс с мальчиком в ее неполные шестнадцать лет, назвала ту проституткой и долго не выпускала из дома. Осуждение — это то, чего боятся даже взрослые люди, что уж говорить о подростках. А тут мало того что придется выкладывать всю правду о себе гинекологу, психологу, следователю… Так еще и перед родителями надо как-то оправдываться.

И скажите, кто гарантирует конфиденциальность информации? Столько людей оказываются вовлеченными в эту историю начиная с гинеколога, заканчивая родителями. Для сохранения секрета — это уже толпа. Как говорится, если знают двое — значит, знают все. В подростковом мире слишком много стигматизации, и девушке, живущей половой жизнью, легко стать жертвой порицания как со стороны учителей, так и со стороны сверстников.

И еще один тонкий момент. Представим, что любовник девушки старше ее на пару лет. Некоторые девушки в 15 выглядят и ведут себя довольно зрело, поэтому в союзе с 18-летним ничего дикого нет. Теперь получается, что в этом случае парень девушки автоматически становится педофилом?

Есть ли вариант, что девушка имеет право не рассказать, кто ее сексуальный партнер? Сказать, что ее никто не насиловал, все по обоюдному согласию и не называть имя и фамилию парня? Как подчеркнул представитель УВД, возбуждение уголовного дела по половому преступлению — очень трудоемкий процесс именно по доказыванию. «Если по наркотикам и кражам, убийствам у нас есть предмет преступления, то здесь — слова, слова, слова».

Сколько понадобится слов девушке, чтобы донести до милиции и родителей, что с ней ничего плохого не случилось? Кто будет контролировать, чтобы такие беседы не стали стрессом для подростков? Чтобы девочки не чувствовали себя преступницами, которые обязаны теперь докладывать милиции, с кем они спят и почему.

Я не могу себе представить, если честно, каково это — сидеть перед незнакомым взрослым человеком и оправдываться за то, что ты занимаешься сексом. Я и в свои тридцать шесть не с каждым готова обсуждать такие вещи, в 14−15 лет это кажется абсолютной дикостью.

С одной стороны, этот закон в теории должен работать против насилия. С другой — на практике он нивелирует право на частную жизнь. Нельзя запускать такой закон без четкого понимания, с какими сложностями придется столкнуться. Для начала было бы неплохо обсудить этот «проект» с обществом, учесть все пожелания и критику, просчитав до мелочей каждый вариант развития событий, чтобы помочь тем, кто пострадал от сексуального насилия и не травмировать тех, у кого все по взаимному согласию.

Анна Златковская

Фото: freepik.com

Источник информации https://lady.tut.by/news/life/626755.html
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

‡агрузка...

В Беларуси отцы насилуют своих детей: почти 100 случаев в год

В Беларуси по-прежнему актуальна проблема домашнего насилия. Как сообщает МВД, в прошлом году 91 человек погиб от рук своих близких. Кроме того, зарегистрировано более 80 преступлений против половой неприкосновенности в отношении детей. Шокирующий факт: все дети были изнасилованы либо собственными отцами, либо сожителями своих матерей, сообщает Sputnik Беларусь.

В прошлом году (только официально!) было зафиксировано 95 фактов изнасилований в семьях, из них 88 — изнасилования несовершеннолетних. По словам представителя МВД, дети были изнасилованы либо отцами, либо сожителями матерей.

Зачастую преступления, совершенные в семье, скрываются.

— Имеет место безучастность, — отмечает начальник главного управления охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности МВД Роман Мельник. — Нетерпимость к этому должна развиваться и всячески поощряться. Плюс помощь жертвам насилия и работа с людьми, которые допускают насилие.

На учете в милиции состоит более 8 тысяч агрессоров.

Если вы или ваши знакомые столкнулись с насилием со стороны близких, не молчите и не терпите! В любое время вы можете позвонить по телефонам экстренной помощи 8−801−100−8801, 8−029−610−83−55. Вам обязательно помогут — бесплатно, конфиденциально.



‡агрузка...