Школьный гинеколог. Когда врач может сообщить в милицию о половой жизни школьницы до 16

22.02.2019
1765
0
Школьный гинеколог. Когда врач может сообщить в милицию о половой жизни школьницы до 16

Если гинеколог во время осмотра узнает, что девушка до 16 лет живет половой жизнью, то сообщает об этом в милицию, отмечено на сайте МВД. Это — информационный вброс, заявил вице-премьер Игорь Петришенко. Разбираемся, может ли доктор нарушить врачебную тайну, обязаны ли девушки проходить школьный медосмотр и почему милиция хочет знать о половой жизни подростков.

Что произошло?

15 февраля на коллегии управления образования Миноблисполкома педагоги поинтересовались, почему учащихся лицея вызывали к следователю после прохождения медосмотра. Начальник отдела по противодействию торговле людьми УВД Миноблисполкома Евгений Дубаневич заявил, что такие беседы проводились, и не раз. Цель — выявить преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

— Мы постоянно ведем дискуссии с Минздравом по этому вопросу и пытаемся выработать общую позицию. И добились своего в части, касающейся врачебной тайны, — сказал Дубаневич. — Если речь идет о девочке 14−15 лет, то совершено преступление, и врачебная тайна здесь не работает.

Новость сразу же вызвала бурю негодования: «Государство пытается залезть в трусы подросткам», «Девочки будут бояться ходить к гинекологу», «А что если из-за страха перед родителями девушка оговорит парня и скажет, что ее заставили?» — писали комментаторы.

Вице-премьер Игорь Петришенко тоже прокомментировал новость, назвав ее «дутой, абсолютно беспочвенной сенсацией»:

— Есть нормы Конституции, закона о здравоохранении, которым гарантируется, в том числе сохранение врачебной тайны. Никаких новаций с целью поменять действующее законодательство ни правительство, ни другие структуры не инициировали.

На вопрос TUT.BY, сообщают ли гинекологи в милицию данные о пациентках, которые ведут раннюю половую жизнь, специалисты из Минска ответили однозначно «нет». А вот два специалиста из Минской области, на коллегии которой и прозвучала информация, подтвердили:

— Да, сообщаем. Еще в прошлом году нам говорили на «пятиминутке», что мы обязаны сообщать заведующей отделением, если обнаружим, что девочка до 16 лет живет половой жизнью. А дальше уже она сообщает психологу и в милицию.

Почему сложилась такая ситуация? К сожалению, в Минздраве и УВД Миноблисполкома ситуацию не комментируют.

И все-таки, может ли гинеколог сообщить в милицию данные о пациенте?

Есть только две причины, по которым доктор должен сообщить правоохранителям о половой жизни пациентки, которой еще не исполнилось 16. Первая причина — беременность. Милицию подключают, чтобы выяснить, есть ли в этой истории криминал — это либо изнасилование, либо секс с партнером, которому уже исполнилось 18. Вторая причина — признаки насилия. Здесь подключаются судмедэксперты. Врачебная тайна также может быть раскрыта по запросу правоохранительных органов, если по делу пациентки уже началось разбирательство.

— Если девушка просто живет половой жизнью, пусть ей 14 или 15 лет, мы никуда не сообщаем, — отметили сразу несколько столичных врачей. — Таких случаев, кстати, не так уж много.

В Законе «О здравоохранении» четко указано, что врачебная тайна может разглашаться без согласия пациента и его законных представителей, только когда есть основания полагать, что противоправными действиями причинен вред здоровью человека. Лишение девственности (добровольное, без насилия) таковым не является.

Можно ли вообще отказаться от школьного осмотра?

Осмотр гинеколога проводится только с разрешения родителей. Накануне профосмотра классные руководители должны спросить мнение законных представителей. Кто против, пишут заявление. Их ребенок не будет проходить осмотр со всем классом. Можно сходить к гинекологу в другой день — с мамой или без, в частный или государственный центр. С 14 лет пациент сам может отказаться от осмотра.

В начале приема врач задает вопрос, живет ли пациентка половой жизнью. В зависимости от ответа и проводится осмотр. Если девушка говорит, что не занимается сексом, осматривать ее будут как девственницу — ректально (через прямую кишку). Врачи априори верят пациентке, даже если на самом деле она живет половой жизнью и умышленно это скрывает. Ни один гинеколог не имеет права самовольно проверить, девственница ли девушка, используя для осмотра специальные предметы.

В медицинской карточке фиксируется возраст, когда пациентка начала половую жизнь, если девушка девственница, врач пишет virgo.

А если проходить осмотр в частном медцентре?

Действуют те же правила. Если выяснится, что девушка до 16 лет беременна или будут обнаружены признаки насилия, врач точно так же сообщит в правоохранительные органы.

Что происходит после того, как узнает милиция?

Сразу подключают психологов и родителей. Важно минимизировать психологическую травму. Дальше девушку опрашивают по обстоятельствам случившегося. Если психолог устанавливает, что насилия не было, что партнером был одноклассник, проверка прекращается. Если противоправные факты подтверждаются, заводится уголовное дело. Доказательная база строится не только на словах потерпевших, но также на заключениях экспертизы, показаниях свидетелей. В Беларуси были как случаи оговоров, так и случаи оправдания по таким делам.

Почему милицию вообще волнует, когда подростки занимаются сексом?

За последние пять лет в 15 (!) раз увеличилось количество преступлений против половой неприкосновенности подростков. Счет потерпевших идет на сотни. Правоохранительные органы стали эффективнее работать по выявлению педофилов. Сложность таких преступлений в том, что жертвы в 80% случаях боятся рассказать о случившемся.

По мнению милиции, информация о том, кто из девушек начал половую жизнь до 16 лет, поможет выявить и пресечь преступления, если факты насилия подтвердятся.

Медики, с которыми нам удалось поговорить, сомневаются в эффективности этой идеи. Во-первых, это может нанести серьезную психологическую травму девушкам и отпугнуть их ходить на осмотр к гинекологу. Во-вторых, из-за страха перед школой и родителями девочка может оговорить партнера, заявив, что она была против интимных отношений.

«Нужно прежде всего научить детей об этом говорить, научить себя правильно вести, — отмечает один из опрошенных врачей. — Ведь насилие может быть разным, не обязательно с лишением девственности. Так что здесь должны больше работать психологи».

***

На прошлой неделе белорусов «встряхнула» новость о том, что УВД медики будут сообщать милиции о половой жизни школьниц младше 16 лет. Оказалось, некоторые из них уже это делали: в случае, если есть основания полагать, что противоправными действиями причинен вред здоровью человека. В ином случае специалисты не могут нарушать врачебную тайну. Мы решили спросить у девушек, как прошли их первые осмотры, и узнать, стресс это все-таки или нет.

Мария Пономарева (23 года): «Почему-то я сильно покраснела»

— Нам нужно было пойти к гинекологу от школы. Сейчас я думаю, что это было как-то очень нездорóво. Мало того что ты в 11-м классе и у тебя и так самооценка на нуле (все-таки это выпускной класс, непонятно, что делать со своей жизнью), так еще и идти нужно со своими одноклассниками, которые по сути составляют все окружение на тот момент. К тому же с нами была классная руководительница.

За день до осмотра нам в классе раздали бланки, где надо было указать, девственница ты или нет. И даже те, кто уже занимался сексом, написали, что они девственницы: пошел слушок, что эту бумажку могут показать родителям. Мне кажется, это противоречит всем нормам здорового развития психики.

Сам процесс осмотра на самом деле не страшный. Были адекватные врачи. Но паника, которая творилась до этого… Жесть! Помню, кто-то сказал, что гинеколог — мужчина, и одна девочка так испугалась, что чуть не начала реветь. Понятно, что такая атмосфера накаляет обстановку.

Я не пошла первая и поэтому наблюдала за тем, как девочки выходили из кабинета — с какими-то воплями, чуть ли не криками. У меня все прошло нормально: я к этому относилась как к уколу — скорее бы зайти, выйти и закончить с этим. Меня еще раз спросили, девственница ли я, я ответила «да», и тогда это было честно, но почему-то я сильно покраснела. Кажется, из-за этого врач мне не поверил. Тот случай, когда говоришь «да», а выглядит, как будто «нет».

Анастасия Казакова (22 года): «Преподшу по вокалу этот осмотр парил больше, чем меня»

— Обстоятельства первого осмотра уже не помню. Точно не мама привела: может, в школе, а может, я сама пошла? Ожиданий было ноль. Думала о том, что нужно трусы чистые надеть. А еще я рассказала о будущем осмотре своей преподше по вокалу, и почему-то этот осмотр парил ее больше, чем меня. Тогда она мне посоветовала надеть чистые носки, чтобы «не вонять у врача перед носом».

Вопросы задавали обычные: есть ли жалобы и веду ли я половую жизнь (нет). Сообщать эту информацию в милицию я считаю дебилизмом. Лучше бы сделали гинекологические кабинеты и кресла как-то покомфортнее. Пока я в первый раз сообразила, как на него сесть, на эти «рогули», ох… Целая проблема.

Я знала, что девственниц осматривают ректально. И мне казалось, что я знаю реакции своего организма. Но нет: оказалось, это какие-то новые сексуальные практики. (Смеется). Меня предупредили: «Сейчас будет немножко неприятно», — но я ждала, что будет немножко «не так» неприятно.

Это не было травмирующе, скорее, просто необычно. Даже прикольно. Как будто я узнала, что возможности моего организма велики и что у меня много нервных окончаний. У нас в школе была какая-то шутка про то, что гинеколог — самый страшный врач. Но, по-моему, больше пугают взрослые своими «у-у-у, надо подготовиться». Как будто к другим врачам не надо готовиться! Однажды мне делали какое-то УЗИ и надо было съесть банку сметаны, а я ее ненавижу. Вот это было хуже.

Лариса Рябцева (23 года): «Загналась из-за бритья и гигиены»

— Каждый год нам нужна была справка в школу, и до какого-то класса мне удавалось избегать гинеколога. Может, тогда было не нужно еще? А когда я собралась ехать в летний лагерь, осмотр был уже прямо обязательный. Хотя я сама к тому возрасту думала сходить и провериться, все ли у меня там в порядке. Не помню, правда, точный возраст — наверное, мне было лет 13−14. Я ходила не с одноклассниками, а просто записалась к врачу, как обычно.

Перед походом я уже пообщалась со своими подругами, кто уже через это прошел, поэтому минимальное представление о том, что меня ждет, было. Я уже прямо видела, как я захожу в кабинет, ложусь на этот «аппарат», закидываю ноги — и врач там что-то смотрит, попутно задавая вопросы. В целом ожидания совпали — все так и было! А после осмотра было ощущение типа «вау, я это сделала, не так это страшно!». Уже потом у меня было несколько неприятных опытов, но они, скорее, связаны с некомпетентностью врачей, а не самим осмотром.

Еще перед осмотром я загналась из-за гигиены и бритья в районе гениталий. Я понимала, что врач — это профессионал, и он проверяет, не сколько у тебя волос. Но чувствовала себя некомфортно ввиду давления и влияния на женщин, мол, «там все должно быть красиво, как в рекламе». В итоге я побрилась, хотя мне было не так уж много лет.

Но все-таки я ратую за то, что люди должны часто проверяться. Тем более, что сейчас началось такое, что «возрастные» болезни начинают появляться у молодых. Да и возраст, в котором ведут к гинекологу «от школы», уже приемлемый. С другой стороны, для того чтобы это происходило комфортно, нужно дать какое-то сексуальное образование детям, чтобы я не спрашивала у друзей, чего мне ждать, а кто-то нормально пояснил, что будет и зачем. Мне, например, очень помогала мама — ничего от меня не скрывала. Наверное, мне повезло: знаю, есть родители с «пунктиками» на эту тему.

Опыт мамы ученицы 10-го класса минской гимназии

— Мне казалось, коллективные осмотры школьников давно остались в прошлом. Это нас в 90-е собирали классом, выдавали фельдшера и организованно вели в поликлинику. Кстати, если девочка не хотела идти к гинекологу, она ссылалась на месячные, и никто силой на кресло ее на тянул, — вспоминает мама десятиклассницы из минской гимназии и говорит, что сейчас родители могут организовать медосмотр для своего ребенка по-другому.

— За 10 лет, пока дочка учится в гимназии, не было ни одного коллективного медосмотра. Каждый год ребенок должен предоставить справку о состоянии здоровья, ее требуют после каждого дня рождения. За месяц мы начинаем проходить врачей (теперь дочка это делает самостоятельно). Например, осмотр стоматолога — в одном частном центре, окулиста — в другом, анализы она может сдать как в поликлинике, так в частной лаборатории. Все справки собираем и приносим участковому педиатру. Фактически ребенку остается пройти только доврачебный кабинет, где его взвешивают, измеряют. На этом все. В гимназию выдается справка о состоянии здоровья.

Лишь однажды участковый врач дал направление к детскому гинекологу. Как мама и законный представитель я привела ребенка на прием, но ожидала дочку за дверью. Прием проходил тет-а-тет. О том, ведет ли дочка половую жизнь или нет, врач со мной не говорила.

Ганна Пярова

Источник информации https://news.tut.by/society/627262.html
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

‡агрузка...

В Беларуси отцы насилуют своих детей: почти 100 случаев в год

В Беларуси по-прежнему актуальна проблема домашнего насилия. Как сообщает МВД, в прошлом году 91 человек погиб от рук своих близких. Кроме того, зарегистрировано более 80 преступлений против половой неприкосновенности в отношении детей. Шокирующий факт: все дети были изнасилованы либо собственными отцами, либо сожителями своих матерей, сообщает Sputnik Беларусь.

В прошлом году (только официально!) было зафиксировано 95 фактов изнасилований в семьях, из них 88 — изнасилования несовершеннолетних. По словам представителя МВД, дети были изнасилованы либо отцами, либо сожителями матерей.

Зачастую преступления, совершенные в семье, скрываются.

— Имеет место безучастность, — отмечает начальник главного управления охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности МВД Роман Мельник. — Нетерпимость к этому должна развиваться и всячески поощряться. Плюс помощь жертвам насилия и работа с людьми, которые допускают насилие.

На учете в милиции состоит более 8 тысяч агрессоров.

Если вы или ваши знакомые столкнулись с насилием со стороны близких, не молчите и не терпите! В любое время вы можете позвонить по телефонам экстренной помощи 8−801−100−8801, 8−029−610−83−55. Вам обязательно помогут — бесплатно, конфиденциально.



‡агрузка...

Доктора в социальных сетях