В Гродно храп лечат в сомнологической лаборатории

Храп — звук, возникающий при вдохе от прохождения воздуха через суженную носоглотку, — вызывается вибрацией мягкого нёба, язычка и других податливых структур глотки. Его громкость может достигать 70 дБ (отбойный молоток — 70–90 дБ). Но если для окружающих храпуна это всего лишь ночная неприятность, то у страдающего храпом может быть синдром сонного апноэ. А это риск умереть во сне, стать инвалидом или потерять социальный статус — с учетом дневной сонливости, снижения памяти и интеллекта, нарастающей импотенции.

В сравнении с обычными людьми инфаркт миокарда встречается у храпунов в 5,5 раза чаще, ишемический и геморрагический инсульт — почти в 3, внезапная смерть — в 4, деменция и импотенция — в 2 раза.

Для оценки наличия апноэ во сне и степени его тяжести мы выполняем полисомнологическое исследование. По результатам принимаем решение о дальнейшей тактике. В лаборатории установлено современное немецкое оборудование. Мы можем проводить мультимодальный мониторинг, включающий электороэнцефалографию, электроокулографию, электромиографию подбородка и ног, измерение потока-храпа, торакальные и абдоминальные усилия, насыщение крови кислородом, ЭКГ, положение тела, видео- и аудиомониторинг. Программное обеспечение дает возможность создать наглядные графические и цифровые данные по структуре сна пациента.

При выявлении синдрома обструктивного апноэ сна (СОАС) мы подбираем и проводим лечение методом создания постоянного положительного давления в дыхательных путях — СРАР-терапию (Continuous Positive Airway Pressure). Имеющиеся в лаборатории различные модели аппаратов СРАР позволяют выбрать адекватный режим и прибор для каждого пациента во время лечебной ночи. Назначается амбулаторная терапия с обязательным контролем ее эффективности, приверженности пациента лечению.

Приведу пример успешной терапии. Пациент 45 лет направлен на консультацию в нашу сомнологическую лабораторию врачом-кардиологом. У мужчины в течение 7 лет повышенное АД — до 180/105 мм рт. ст., одышка при физической нагрузке, отеки нижних конечностей, увеличение массы тела, повышение глюкозы в крови, пароксизмы нарушений сердечного ритма. При осмотре выявлены выраженное ожирение (ИМТ 43), цианоз лица, одышка при малейшей физической нагрузке. Основная жалоба — дневная сонливость; часто пробуждался ночью из-за нехватки воздуха. Спать мог только на боку, т. к. на спине задыхался и храпел. Мы провели диагностическую ночь. Установлен тяжелый СОАС. Необходимость СРАР-терапии пациент воспринял скептически, но согласился на лечебную ночь. При пробуждении утром мужчина с восторгом отметил, что впервые за несколько лет чувствует себя выспавшимся. Вторая его реплика была: «Где приобрести аппарат?». На фоне амбулаторной СРАР-терапии в течение месяца у данного пациента отмечается отсутствие ночных пробуждений, дневной сонливости. Масса тела уменьшилась со 122 кг до 109, увеличилась толерантность к физической нагрузке, нормализовалось давление.