Лечение зависимости от спайсов и марок в РНПЦ психического здоровья в Минске у доктора Иванова

08.04.2014
14
0

За 2 месяца 2014 года года спайсы и марки унесли жизни 7 молодых людей в возрасте до 25 лет в Беларуси.

И количество потребителей синтетических наркотиков растет изо дня в день в геометрической прогрессии. При этом губительное зелье по-прежнему свободно продается в интернете под видом легальных курительных смесей. Почему эти вещества до сих пор не запрещены, а их распространители не наказаны, разбирался портал Prof-Press.by.

В свободном доступе

По словам замначальника управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Василия Лосича, все сайты, которые занимались продажей курительных смесей и были зарегистрированы на территории Беларуси, а также 3 — за ее пределами, уже заблокированы. Но это не панацея. Ведь при желании онлайн-магазин способен мигрировать по Сети или договориться о сделке можно в скайпе или соцсетях. «Мы обеспокоены такой ситуацией и решаем, каким образом изменить законодательство, чтобы прекратить наркоторговлю в интернете», — говорит Василий Лосич.

Спайсы и марки в свободном доступе «гуляют» в молодежной среде: при желании их можно запросто купить.

К слову, количество учащихся и студентов, которые в последнее время попадались на наркотиках, увеличилось по сравнению с прошлым годом практически в 2 раза — с 5,6% до 9,8%.

Основные потребители курительных смесей — подростки, так почему же эти вещества в Беларуси до сих пор не запрещены? Ведь, к примеру, в России запрет на такие вещества действует с 2010 года.

В состав сигарет входят вещества по типу спайса

У заведующего 21-м наркологическим реабилитационным отделением ГУ «РНПЦ психического здоровья» Владимира Иванова на этот счет следующее мнение. «Сегодня границы между криминальным спайсом и сигаретами сильно размыты. Обычные сигареты обрабатываются примерно 200 видами пропиток, потому что настоящий табак так не горит. В их состав входят вещества по типу спайсов. Задача производителей табака — заставить потребителей как можно скорей приобрести зависимость. И если раньше человеку, курящему, к примеру, «Беломорканал», для этого приходилось долго привыкать, то теперь достаточно 2-3 недель эпизодического курения, чтобы молодой человек не смог выпустить сигарету из рук. Более того, я не видел ни одного потребителя спайсов, который бы начинал именно с курительных смесей, все они начинают с обычных сигарет.

Подростки сначала учатся курить, затем в течение нескольких месяцев переходят на спайс. Это традиционная схема», — пояснил Владимир Иванов.

Потребление и наказание

В то же время в нашей стране существует определенный перечень наркотических и психотропных веществ, за распространение которых предусмотрена уголовная ответственность. Но преступники легко выходят из ситуации. Как только вещество попадает в список запрещенных, они незначительно меняют его состав, и оно продолжает легально распространяться на территории Беларуси.

Изъятое вещество отправляется правоохранителями на экспертизу, во время которой устанавливается его формула, изучается, не содержится ли оно в лекарствах и не вредит ли здоровью. Затем это решение согласовывается с Минздравом и Минюстом. После чего рождается постановление Минздрава. На то, чтобы оно вступило в законную силу, дается, как правило, 10 дней. «У нас существует договоренность с руководством Минздрава, чтобы эта процедура была максимально ускорена. Но при всей оперативности она занимает в среднем 1-2 месяца. За это время преступники находят новые лазейки», — подчеркнул Василий Лосич.

По его словам, недавно в действующий Закон «О наркотических средствах, психотропных веществах, их прекурсорах и аналогах» было введено понятие «аналоги наркотических средств и психотропных веществ». Выделено 14 видов аналогов, за оборот которых предусмотрена та же ответственность, что и за распространение наркотиков. «Но жизнь не стоит на месте, и мы видим, что этот термин уже не охватывает весь спектр психотропных веществ. Поэтому в настоящее время в парламенте находится инициатива МВД по введению базовой структуры, которая охватит порядка 95% всех существующих и в перспективе появляющихся психоактивных веществ. Этот закон согласован и, я думаю, в ближайшее время будет принят», — отметил Василий Лосич.

Между тем МВД также выступает с инициативой ужесточить наказание за сбыт наркотиков несовершеннолетним — теперь за эти действия преступнику грозит до 13 лет лишения свободы.

Кроме того, вводится понятие «контрабанда при пересечении таможенной государственной границы в рамках Союзного государства и Таможенного пространства», которое должно обезопасить Беларусь от транзита наркотиков из этих стран. Также принято решение о создании антинаркотической комиссии на базе трех ведомств: Государственного комитета судебных экспертиз, МВД и Минздрава. Решением этой комиссии любое вещество может быть запрещено исходя из того, что оно имеет психоактивный эффект и является опасным для здоровья.

Также в МВД прорабатывается вопрос о введении наказания за наркопотребление.

«Но готово ли наше государство одновременно наказать всех потребителей? В течение этого года мы будет заниматься мониторингом общественного мнения и смотреть, найдет ли это предложение поддержку у людей», — сказал Василий Лосич.

Спайсы разрушают клетки мозга

Курительные смеси оказывают на организм практически такое же воздействие, что и тяжелые наркотики.

В них содержатся токсические вещества, которые действуют на клетки головного мозга, уничтожая их и изменяя биологические обменные процессы, что вызывает различные психические нарушения: ухудшаются память, внимание и умственные способности в целом, возникает необоснованная паника. Покурив недельку, человек превращается буквально в зомби.

«Работая с кульщиками спайсов, я выяснил, что они ловят кайф только в первые эпизоды курения, которые, к слову, сопровождаются рядом тяжелых осложнений, — пояснил Владимир Иванов. — Подростка рвет, а он все равно продолжает курить. В первое время у него развивается что-то вроде эйфории (оживление мышления, двигательная расторможенность), но спустя 2-3 месяца курения это состояние проходит — отсутствуют мысли, ни до чего нет дела».

При этом, по словам специалиста, марки гораздо опаснее спайсов.

Они пропитываются веществом, намного более опасным, чем ЛСД. Оно сразу же вызывает тяжелый галлюцинаторно-параноидный психоз у любого употребляющего его человека.

Легче закрыть глаза, чем признать, что близкий человек — наркоман

Как отметил Владимир Иванов, за 4 года существования наркологического реабилитационного отделения там побывало 100 потребителей «синтетики». Причем основной поток пришелся на последние 2 года: «

Сегодня у меня в отделении находятся 10-15 постоянных потребителей курительных смесей. А еще год назад это были считанные люди.

И, к сожалению, мы прогнозируем увеличение числа таких пациентов». По мнению специалиста, объяснять подростку «Не бери в рот эту гадость» в первую очередь должны те люди, которые находятся с ним рядом: родители, друзья, педагоги.

Но проблема нашего общества в том, что иметь в семье наркомана — стыдно. Поэтому, даже заметив, что ребенок подсел на курительные смеси, родители первоначально это скрывают, потому что ребенок-наркоман может испортить им карьеру. И только когда ситуация становится тупиковой, они просят сделать хоть что-нибудь, рассказывает Василий Лосич.

При этом, по словам председателя правления БОО «Позитивное движение» Анны Любинской, если раньше по «телефонам доверия» родители спрашивали, куда им обращаться, если ребенок употребляет наркотики, то в последний раз звонила женщина и просила телефон организации молодых людей, которые выбьют из сына-наркомана дурь силовым методом.

За помощью обращаются люди, которые утверждают, что несколько лет не подозревали, что их близкий человек употребляет наркотики.

Но, по мнению Владимира Иванова, латентность зависимости сильно преувеличена. «А вы попробуйте попейте или поколитесь, чтобы никто этого не заметил. Вас раскусят через 2-3 недели. Другой вопрос, хотят ли ваши близкие обращать на это внимание. Ведь увидеть неблагополучие в семье — означает взять на себя ответственность и что-то с этим делать. Только когда зависимость приобретает совершенно непереносимый характер, родственники начинают бить тревогу. На самом деле это можно заметить гораздо раньше, при условии, что у тебя открыты глаза», — сказал врач.

Если вы заподозрили, что близкий человек употребляет наркотики, в том числе курительные смеси, специалисты советуют обратиться за помощью к участковым наркологам, по «телефонам доверия» общественных организаций (БОО «Позитивное движение», телефон (8-801) 100-18-18), в крайнем случае — в правоохранительные органы.

Анастасия ШИРАЛИЕВА

Источник информации http://www.prof-press.by/belarus/news/society/16779.html
Нарколог в Минске Иванов Владимир Владимирович
Нарколог в Минске Иванов Владимир Владимирович
1 173
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Психиатры-наркологи в Минске

Найдено 3 врачей (отображаются 1 - 3)

Обновлено 03.08.2020
Игумнов Сергей Александрович
1 79
отзывов к врачу
Врач психиатр-нарколог
врач высшей категории, стаж работы с 1990 г.
Последний отзыв
Хочу выразить слова благодарности медицинскому центру "ЛОДЭ" за консультирование у профессионального...подробнее
Обновлено 27.09.2018
Юрченко Сергей Викторович
1 1
отзывов к врачу
Врач психиатр-нарколог
врач первой категории, стаж работы с 2005 г.
Последний отзыв
Хочу выразить огромную благодарность наркологу Юрченко Сергею Викторовичу от всей нашей семья за то, что он в ...подробнее
Обновлено 17.11.2017
Абрамович Андрей
1 17
отзывов к врачу
Врач психиатр-нарколог
Последний отзыв
Моя фамилия Портенков Юрий Анатольевич, мы с женой в июне 2016 г, почти достигли дна и опустошения души, посл...подробнее
‡агрузка...

Факты для тем 4–го съезда психотерапевтов и медицинских психологов Беларуси: 15 тысяч наркозависимых, 200 тысяч зависимых от алкоголя, 70 000 употребляющих спайсы и 35 детских психотерапевтов на 1,5 млн. детей и подростков

С 1998 года, когда было зарегистрировано общественное объединение «Белорусская ассоциация психотерапевтов», круг вопросов, решаемых организацией, очевидно расширился. Как, впрочем, и сама когорта специалистов, чье призвание — врачевать душу.

Скажем, по данным главного внештатного специалиста по психологии и психотерапии Минздрава доцента Ирины Байковой, если еще 5 лет назад в стране было примерно 196 должностей психотерапевтов, то сейчас — 283. Хотя, допустим, в Гомельской и Могилевской областях ставки введены, а работать некому: целые районы не имеют специалиста! Психологов же в системе здравоохранения было в 2009 году 377, стало 495. Более того, наша ассоциация создала собственное представительство при Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиге, огромной организации, которая объединяет 12,5 тысячи человек. А это и дополнительный опыт, и знания, и возможность совместных исследований, столь нужных в наше неспокойное время. Есть проблемы, на мой взгляд, и вовсе неотложные.

Один только факт: на 1,5 млн. детей и подростков у нас только 35 (!) детских психотерапевтов.

И это на фоне расцвета среди подрастающего поколения всевозможных зависимостей — от компьютерной до пагубного увлечения так называемыми спайсами. По данным МВД, потребляют их около 70 тысяч человек, преимущественно подростки и молодежь. Но можно ли уповать только на «метод кнута»? Красноречив пример Ирана и Малайзии, где наркоторговцам грозит смертная казнь, а само наркопотребление приравнивается к преступлению: увы, там по–прежнему высок уровень наркотизации. Думается, акцент нужно все–таки смещать в сторону и психотерапевтических механизмов. Речь о психолого–социальном сопровождении.

Вместе с доцентом Гродненского медуниверситета Эдуардом Станько мы недавно как раз предложили такую многоступенчатую модель, которая может применяться начиная от образовательных учреждений и вплоть до пенитенциарной системы. Но здесь остро нужна помощь социальных служб. Сейчас в системе Минтруда готовятся совершенно новые профессионалы — специалисты по социальной работе — реабилитологи, чье предназначение — помогать людям, которые сами со своими проблемами в силу разных причин не справляются. Пациенты с зависимостями, полагаю, тоже их целевая аудитория.

Официально на учете, включая так называемый профилактический, состоит около 15 тысяч наркозависимых. И это только «верхушка айсберга».

Совместно с Гродненским медуниверситетом и РНПЦ психического здоровья сотрудники кафедры реабилитологии Государственного института управления и социальных технологий БГУ проанализировали их «групповой портрет». Оказалось, они гибнут на рубеже 40 — 45 лет — от ВИЧ и его осложнений, гепатитов, инфекций, пневмоний, потребители амфетаминов — от ранних инфарктов и инсультов, которые наблюдаются даже у старших подростков. Но все могло бы сложиться иначе, если бы адаптироваться к жизни им помог профессионал...

А разве не нуждаются в реабилитации более 200 тысяч зависимых от алкоголя?

Граждане, освободившиеся из мест лишения свободы? Не секрет, там людей, зависимых от алкоголя и наркотиков, скапливается на порядок больше. И тут возникает проблема «первого дня свободы»: «вырвавшись», они сразу бросаются «оттягиваться». Отвыкший организм не принимает некогда «стандартную дозу» — и человек погибает... Счет идет на десятки жизней, а в тех государствах, где ведется учет таких случаев, — и на тысячи в год. Вот почему тут требуется психолого–социальное сопровождение.

К сожалению, территориальные центры социального обслуживания населения «держат дистанцию» от зависимых, бывших заключенных и людей с пограничными нервно–психическими расстройствами. Кто же должен ими заниматься?

Как ни печально, мы недалеко ушли от времен Александра Пушкина, который в одной из эпиграмм своего литературного оппонента предлагал отправить в «желтый дом». По–прежнему психические заболевания часто считаются «позорным клеймом».

Проблема еще и в том, что наиболее уязвимые в психологическом смысле пациенты — дети с лейкозами, женщины с раком молочной или щитовидной железы, пациенты обоего пола с опухолями головы и шеи, которым трудно принять свой новый облик и отогнать страх, — в специализированные психиатрические учреждения не пойдут.

Факт известный. Им нужны особые условия, где бы работали профессионалы.

Между тем в Гомельской, Могилевской и Брестской областях до сих пор нет психосоматических отделений на базе обычных стационаров. А ведь модель создана еще в 1986 году — отделение неврозов на базе 10–й минской клинической больницы...

Можно долго перечислять направления, где «специалисты по душе» сегодня необходимы. Паллиативная помощь. «Предабортное консультирование», которое, кстати, уже внедряется, и, по данным акушеров–гинекологов, снижает вероятность аборта не менее чем на 20%. Развитие телефонных служб доверия, в частности, создание единой Республиканской линии для детей и подростков. Перспективное направление — и клубные дома для поддержки людей с психическими расстройствами через общение, раскрытие их талантов.

В общем, на 4–м съезде психотерапевтов и медицинских психологов, который пройдет в этом году, нам с коллегами будет что обсудить и на что нацелиться.

Советская Белоруссия № 43 (24673). Пятница, 6 марта 2015

Автор публикации: Сергей ИГУМНОВ



‡агрузка...