К чему может привести самолечение геморроя: консультация проктолога Виталия Ильина

04.09.2015
15
0

Очередной гость традиционной рубрики Modus vivendi - врач проктолог, директор проктологического центра «МедКлиник» Виталий ИЛЬИН - человек позитивный и, кажется, одним только своим хорошим настроением способный вылечить геморрой.

В интервью Modus vivendi он рассказал, по каким критериям человек выбирает, в какое медучреждение обратиться; к чему может привести самолечение геморроя; какие пациенты более требовательны - отечественные или зарубежные.

- В советские времена многие пациенты классифицировали болезни по-особому: делили их на те, о которых можно говорить, и на те, которых стеснялись. К срамным заболеваниям относились не только венерологические проблемы, но и урология, проктология. Поменялся ли этот подход в современном обществе?

- Когда перековывался менталитет советского человека, я работал в госучреждениях, и действительно хватало тех, кто стеснялся говорить о своих проблемах. Сейчас я - сотрудник частного сектора, и срез пациентов, которым оказываем помощь, - иной. Как правило, это люди со стабильным финансовым положением и более современными взглядами - ИП, представители бизнеса, офисные сотрудники. Но это не значит, что на прием в частную клинику не записываются библиотекари, музыканты, рабочие. У меня лечились строители, крановщики, сварщики, люди умственного труда и даже профессор, у которого я сам когда-то учился. Среди пациентов могут встречаться и безработные, которые бережно относятся к своему здоровью, и даже пенсионеры, которые откладывают с пенсии средства, чтобы решить насущную проблему.

Но иногда встречаются и отголоски советского прошлого. Я всегда оставляю свой номер телефона пациентам, которые могут позвонить в любое разумное время, получить консультацию. Недавно мне позвонил бывший пациент, хотел уточнить, что делать в ситуации, которая произошла с его матерью. Когда женщина пришла на прием, выяснилось, что проблемы накапливались годами, но женщина все это время терпела. В результате были сложности при обследовании, и лечение требует продолжительного времени. Увы, такие случаи встречаются не так уж редко. Старшее поколение чаще других возрастных групп ставит себя в невыгодное положение в плане лечения из-за несвоевременных обращений, но, повторюсь, и среди пенсионеров хватает ответственных пациентов.

- Насколько обязательны люди с небольшим достатком? Они, конечно, могут обратиться в платную клинику, но готовы ли они еще выкладывать дополнительные деньги за, возможно, недешевое лечение?

- В том-то и дело, что финансовый вопрос чаще всего - не основной фактор. Я даже не могу понять, откуда произрастают корни безответственности некоторых больных. Люди просто машут руками на официальную медицину и в обход как частных центров, так даже и поликлиник, самостоятельно идут в аптеки и что-то покупают. Потом, когда прижмет, все равно приходят к врачу, а на вопрос, зачем сами себе прописали лечение, обычно отвечают: «Не люблю сидеть в очередях в поликлинике»; «Не было времени записаться на прием, не хотел терять время»; «Мне посоветовали». Заметьте, никто не ссылается на финансовый фактор, все понимают, что за лечение надо платить, но откуда берется эта самодеятельность - для меня по-прежнему загадка.

- Какие профессии чаще всего находятся в центре внимания проктолога?

- Самое большое количество пациентов - офисные работники и другие люди сидячего труда: дальнобойщики, начальники, постоянно перемещающиеся только из автомобиля в рабочее кресло и обратно. В целом наши потенциальные пациенты - все, кто по образу жизни либо характеру работы склонен к ограничению движения. Хватает среди пациентов и программистов, но в последнее время в IТ-сфере хорошо налажен режим труда и отдыха сотрудников. Для них отводятся площадки, где они могут размяться в обеденное время, по вечерам компаниями снимаются спортзалы, чтобы люди могли вести активный образ жизни. Если говорить о возрастной прослойке, то средний возраст пациентов - 25-35 лет. Но приходят как 19-летние, так и 50-летние, хотя значительно реже.

Следует учитывать генетический фактор. Если у кого-то в родне были случаи заболевания геморроем или варикозной болезнью вен, высока вероятность, что болезнь передастся по наследству. Важно, чтобы провоцирующих факторов было как можно меньше.

К примеру, многие любят превращать уборные в библиотеки. Но, как говорил мой старший коллега: «Дефекация должна созреть в голове». Не нужно часами сидеть в туалете.

- У геморроя есть сезонность?

- Летом, когда воздух прогревается выше 25 градусов, проблемы имеют склонность к обострению. К примеру, даже небольшой геморрой часто обостряется тромбозом наружного геморроидального узла. Геморрой - это застой крови в области заднего прохода, и, потея во время жары, человек теряет жидкость, из-за чего кровь сгущается. В таких ситуациях возможны определенные наружные проявления заболевания. Зимой обострения геморроя достаточно редки, исключение - постпраздничный период. При употреблении спиртных напитков может развиться тромбоз, аналогичный как при летней жаре.

Но появление обострений - не самая типичная ситуация в проктологии. В целом лечение можно планировать, и пациент сам выбирает для себя время, когда ему удобно проводить процедуры, связанные с проведением лечения. После некоторых манипуляций требуется небольшой реабилитационный период: например, после лигирования геморроидальных узлов около трех недель нежелательны физические нагрузки. И, если вы планируете на отпуск, допустим, длительный пеший поход, лучше выполнять процедуры заранее, чтобы потом не возникло проблем. Плановое лечение - это то, что нравится пациентам в проктологии.

- Многие врачи рекомендуют пациентам плановые ежегодные медосмотры. Есть пациенты, которые сознательно раз в год записываются на прием к проктологу, даже если их в тот момент ничего не беспокоит?

- Очень внимательны к своему здоровью люди бизнес-класса. Есть небольшая, но постоянная категория - молодые женщины, планирующие беременность. Они проходят цикл обследований, проктолог - один из адресов. А вообще здоровый человек приходит к врачу крайне редко. У нас есть фотобаза, составленная по обращениям пациентов, и в ней сложно найти фотографию здорового анального канала - проблема, пусть и небольшая, всегда присутствует.

За годы практики отметил еще одну особенность наших больных: они, в отличие от зарубежных пациентов, более требовательны. За границей, что доктор сказал, то пациент и выполняет. Нашему человеку надо подробно объяснить, почему такой вариант лечения ты считаешь правильным в той или иной ситуации. Не исключено, что это связано с тем, что народ привык к бесплатной медицине, и частные клиники воспринимает не как медучреждения, а как сферу услуг. В нашу клинику иногда приезжают на долечивание пациенты, которым проводили операции за границей. Они там поняли, что врач ничего объяснять не будет, он делает так, чтобы пациенту стало лучше. Когда к тебе обращается человек с таким подходом, с ним работать легче.

- Частным центрам удалось вернуть численность клиентов, которая была до зимней девальвации?

- Могу ответить только на примере нашего медцентра. У нас практически пропала такая категория пациентов, как квалифицированные рабочие. Как известно, у некоторых предприятий есть экономические проблемы, и их работникам стало сложно оплачивать медицинскую помощь. Ситуация в частной медицине - тоже не особо радужная: аренда подорожала, а повышать цены на услуги нам не разрешают. Рентабельность упала: выручает то, что одно направление, более прибыльное, перекрывает убыточность второго. При этом некоторые виды услуг у нас стоят дешевле, чем в госучреждениях, оказывающих платные услуги на хозрасчетной основе.

В любом случае медицина, в том числе частная, будет востребована. Мне в этом плане запомнилась история моего коллеги дерматолога, рассказанная более 10 лет назад. К нему на консультацию бабушка привела внука, которого воспитывает одна. Врач после осмотра сообщил, что есть эффективное лекарственное средство, но стоит оно $80. На тот момент - это моя аспирантская стипендия! Бабушка, сама из сельской местности, ответила: «Вы, доктор, не волнуйтесь. Главное - чтобы помогло. Вырастим двух свиней, одну продадим - деньги будут». Мне всегда импонировали люди, ответственно относящиеся к своему здоровью.

- В частной медицине существует конкуренция между многопрофильными и узкопрофильными клиниками? К примеру, если пациенту понравилось, как с ним работает офтальмолог, он будет записываться в этом же центре к проктологу, либо обратится в узкоспециализированную проктологическую клинику?

- На этот счет нет статистики, но чем больше у нас будет квалифицированных врачей в разных структурах, тем проще пациенту будет сделать выбор. Разница между широким и узким профилем учреждения обычно заключается в том, что врачи в узкопрофильных учреждениях более доступны для пациентов, поскольку работают каждый день. Немаловажен и такой фактор: насколько знаю, в некоторых многопрофильных клиниках пациентам не оставляют номера телефонов врачей, и, если надо что-то уточнить по лечению - ждите, когда врач появится на пару часов раз в три дня. У нас же, если выполнил какую-то манипуляцию или назначил объемное лечение - обязан оставить пациенту свои координаты для связи.

Болезни:
Проктолог в Минске Ильин Виталий Аркадьевич
Проктолог в Минске Ильин Виталий Аркадьевич
1 164
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Проктологи в Минске

Найдено 3 врачей (отображаются 1 - 3)

Обновлено 08.10.2021
Ильин Виталий Аркадьевич
1 164
отзывов к врачу
Врач проктолог
врач первой категории, стаж работы с 1995 г.
Последний отзыв
Первое посещение проктолога (Макаенка 17)заставило отложить мою проблему на полгода....подробнее
Обновлено 04.09.2021
Мулица Вячеслав Валентинович
1 299
отзывов к врачу
Врач проктолог
врач высшей категории, стаж работы с 2001 г.
Последний отзыв
Доктор помог решить проблему с которой я страдал несколько лет, ходя в один знаменитый мед.центр....подробнее
Обновлено 05.08.2021
Логаш Евгений Иванович
1 321
отзывов к врачу
Врач проктолог
врач высшей категории, стаж работы с 2004 г.
Последний отзыв
Огромное спасибо Логаш Евгения Ивановича за успешно проведенную операцию!...подробнее

Геморрой (различные формы). Лечение геморроя при помощи лазера. Анальные трещины. Зуд заднего прохода. Устранение остроконечных кондилом перианальной области и анального канала. Эстетические процедуры по удалению анальных бахромок, папиллом, фибром. Удаление инородных тел.

‡агрузка...

43-летний юрист умер после операции в военном госпитале

Житель Борисова Станислав Черников умер в марте 2018 года. Ему было 43 года. Мужчина пошел на операцию из-за геморроя, у него открылась язва, и через несколько суток он умер.

«Просил направить в „вышестоящую“ больницу. Ответили: нетранспортабельный»

Алексей Григорьевич Черников чуть больше года назад похоронил 43-летнего сына. Сын работал юристом, воспитывал ребенка. В феврале прошлого года он лег в военный госпиталь в Борисове сделать операцию, а на шестой день умер уже в другой клинике в Минске. Забыть такое невозможно, и сегодня, словно это было вчера, он вспоминает события конца зимы — начала весны 2018-го.

— Сына беспокоили геморроидальные узлы, он обследовался у врача в частной клинике в Жодино, думал ехать на операцию в Минскую областную клиническую больницу. Уже собирался это сделать, но встретил в Борисове знакомого хирурга из военного госпиталя, — рассказывает он, как сын решил лечь на операцию в Борисове.

22 февраля 2018 года Станислав заключил договор о платных услугах с Борисовским военным госпиталем и прошел обследование перед операцией по удалению геморроидальных узлов прямой кишки.

По словам Людмилы, супруги Станислава, за обследование перед госпиталем заплатили около 60 рублей. Еще какую-то сумму платили за койко-место примерно в течение трех-четырех дней. Каждый день стоил около 20 рублей. Сама операция, по словам отца Станислава, была бесплатная, но предполагалось, что после нее нужно будет еще заплатить за наблюдение и нахождение в госпитале.

28 февраля Станиславу операцию сделали.

— 1 марта мы его навестили — чувствовал себя нормально. 2 марта с утра мне позвонил его врач и сказал, что у сына открылось кровотечение. Я приехал в госпиталь и попросил немедленно направить в «вышестоящую» больницу. Ответили, что он нетранспортабельный.

По словам Алексея Григорьевича, у сына еще в 2009 году нашли язву двенадцатиперстной кишки. Причем тогда ФГДС («зонд») ему делали в том же военном госпитале. Он удивляется, почему перед операцией врачи не сделали ему эту же процедуру и не проверили, есть ли язва.

Собеседник рассказывает, что после операции по поводу геморроя, по словам сына, он попросил по совету врачей купить ему колы. Бутылки с ней Алексей Григорьевич видел у него в госпитале.

После смерти сына Алексей Григорьевич сразу же написал заявление в СК.

Из заключения судмедэкспертизы от 16 августа 2018 года следует, что кровотечение у Станислава обнаружили поздно вечером 1 марта.

Уже тогда предположили, что это может быть осложнением язвы двенадцатиперстной кишки и сделали ему «зонд». Исследование это подтвердило.

2 марта мужчине не один раз переливали кровь, а также во время гастроскопии провели обкалывание язвы. Кровотечение все равно продолжалось. Днем того же дня ему сделали операцию по ушиванию язвы. 3 и 4 марта состояние Станислава ухудшалось, медики предположили, что кровотечение продолжается.

— Я все время настаивал на том, чтобы его перевели в другие клиники. 5 марта с утра в госпитале мне сказали, что «никто не хочет его брать».

Затем приехали доктора из военного госпиталя в Минске, провели консилиум, и вечером его на реанимобиле туда забрали. И если раньше мне говорили, что он нетранспортабельный, то сейчас он им почему-то стал. 

Его в Минске — на операционный стол, еще какую-то операцию хотели сделать, но он умер.

После этого отец Станислава обратился в Следственный комитет и попросил возбудить уголовное дело по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса (Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником).

Эксперты: «Пациент сам утаил от врачей, что у него была язва»

По мнению Алексея Григорьевича, если бы в военном госпитале перед операцией взяли карточку сына из поликлиники, то увидели бы, что у него язва и, возможно, не делали бы операцию из-за геморроя. При этом когда его состояние ухудшалось, по словам отца, письменного согласия на операцию сын не давал. Также он не понимает, почему сына так долго не переводили в другие больницы.

— Они пытались своими силами спасти человека, но, думаю, у них не было таких возможностей.

16 августа 2018 года закончилась судмедэкспертиза. В ней медики объясняли, что у Станислава спрашивали, была ли у него язва, и он ответил, что нет. По поводу колы один из врачей подтвердил, что сам рассказал Станиславу, что после операции могут возникнуть постпункционные головные боли и лечить их можно внутривенной инъекцией кофеина или продуктами с кофеином — чаем, кофе и колой. Но так как на боли он не жаловался, никакие кофеиносодержащие лекарства и продукты Станиславу не назначались.

В заключении судмедэкспертизы указано, что причиной смерти стала язва двенадцатиперстной кишки, осложненная прободением кишки с местным перитонитом, желудочно-кишечным кровотечением с массивной кровопотерей, геморрагическим шоком, синдромом диссеминированного внутрисосудистого свертывания, полиорганной недостаточностью.

Специалисты добавили, что по данным медицинской литературы и хирургической практики, смерть в больнице пациентов с желудочно-кишечным кровотечением составляет 5%, при развитии геморрагического шока прогноз ухудшается — летальность может достичь 50%. Геморрагический шок — это состояние, которое возникает из-за массивной кровопотери и выходит, что объем крови не соответствует объему сосудистого русла. В итоге может развиться недостаточность нескольких функциональных систем организма.

Эксперты пишут, что клинические, инструментальные и лабораторные обследования перед операцией провели в достаточном объеме «для установления правильного, но неполного диагноза — хронический геморрой, осложненный кровотечениями». Анамнез собрали неполно, не затребовали выписку о перенесенных заболеваниях из поликлиники, и это повлияло на то, что перед операцией не диагностировали язву.

Почему врачи это сделали? Эксперты указывают, что Станислав сам утаил от медиков, что у него была язва. Отец Станислава считает, что этот момент можно было бы увидеть в выписке из поликлиники, если бы ее запросили.

В заключении экспертов указаны недостатки в работе врачей Борисовского военного госпиталя: например, дежурный медик 1 марта в 17.30 не назначила Станиславу общий анализ крови и не вызвала срочно эндоскописта, в итоге гастроскопию сделали только в 23.00. Также, по мнению специалистов, хирурги необоснованно отсрочили ушивание язвы, когда кровотечение не прекращалось. По оценкам экспертов, операцию нужно было сделать раньше.

Так как в госпитале не было анализатора, который оценивает кислотно-щелочное состояние организма, этот анализ не делали, а он был нужен. Кровь со 2 по 3 марта перелили в недостаточном объеме. И что важно, специалисты пришли к выводу: Станислава стоило перевести в «вышестоящую» больницу не позднее утра 3 марта. А там, напомним, он оказался только вечером 5 марта.

Это не все. Есть еще один момент: в заключении судмедэкспертизы написано, что подготовка к операции и сама операция могли вызвать у Станислава стресс и способствовать развитию обострения язвы двенадцатиперстной кишки. На это также могло повлиять и то, что после операции он пил колу.

И итог: основным фактором смерти, по мнению экспертов, стал характер и тяжесть болезненного процесса. А недостатки в действиях врачей в Борисовском военном госпитале «могли способствовать неблагоприятным последствиям течения патологического процесса, однако в причинной связи с наступившими последствиями: обострением имевшейся и скрываемой пациентом язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, осложнившейся точечным прободением кишки с местным перитонитом, активным рецидивным желудочно-кишечным кровотечением с массивной кровопотерей, геморрагическим шоком, ДВС-синдромом, полиорганной недостаточностью и смертью пациента, не состоят».

По делу провели повторную судебно-медицинскую экспертизу. Она завершилась 22 декабря 2018 года.

Эксперты отметили, что неосложненная язва не считается противопоказанием для операции по поводу геморроя. А лапаротомия (разрез брюшной стенки для доступа к брюшной полости. — Прим. СМИ), которую делали в госпитале, не считается сложным медицинским вмешательством, поэтому на нее не нужно письменное согласие. Они ссылаются на указ президента № 619. При этом указывают, что в записи из госпиталя в истории болезни согласие получено.

В приложениях к указу президента № 619 есть перечень высокотехнологичных и сложных медицинских вмешательств. Но сама по себе суть документа касается материального стимулирования. Он так и называется «О совершенствовании материального стимулирования отдельных категорий врачей и медицинских сестер».

Алексей Григорьевич обратился за разъяснениями в Госкомитет судебных экспертиз. 4 апреля 2019 года ему пришел ответ. В нем написано, что к экспертизам привлекались высококвалифицированные клинические и компетентные специалисты, и их заключения не вызывают сомнений в научной обоснованности и объективности.

«В заключениях экспертами не делалось каких-либо выводов о невиновности врачей. Вина является юридическим, а не судебно-медицинским понятием, поэтому ее установление выходит за пределы компетенции судебно-медицинской экспертизы», — написали там.

Дополнительно в ответе сообщили, что сведений о даче экспертами «ложного заключения», «подложных выводов» либо «заинтересованности в оказании помощи уйти от уголовной ответственности врачам и должностным лицам военного госпиталя в Борисове» не установлено. Но если Алексей Григорьевич знает о таких фактах, то сам может обратиться в органы уголовного преследования.

По поводу того, является ли лапаротомия сложным медицинским вмешательством, в Госкомитете судебных экспертиз ответили, что перечень сложных вмешательств регламентирован приложением к указу президента № 619 и эксперты были в этом правы.

Сейчас идет дополнительная экспертиза по делу Станислава Черникова.

— Окончательное процессуальное решение по данному факту не принято. Следствие ожидает заключения назначенной дополнительной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, — рассказала официальный представитель УСК по Минской области Татьяна Белоног.

Алексей Григорьевич до сих пор не может понять, как вообще вышло так — что сын умер.

— Ведь кровотечение у него началось в больнице, а не в лесу или на рыбалке! — удивляется он.

***

Как рассказали СМИ в отделе информации Генпрокуратуры 26 июня 2019, по факту смерти Станислава Черникова из Борисова, который лечился от геморроя в военном госпитале и умер из-за язвы, возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса (Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником). Санкция статьи предполагает наказание в виде ограничения свободы на срок до пяти лет или лишения свободы на тот же срок со штрафом и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

Дело направили для организации предварительного расследования в прокуратуру Минской области. Там уточнили, что еще 6 июня его передали для предварительного расследования в УСК по Минской области.

— В Борисовский районный отдел Следственного комитета поступило уголовное дело, возбужденное Генеральной прокуратурой, для дальнейшего расследования, — сказала официальный представитель областного УСК Татьяна Белоног.

По словам Алексея Черникова, отца умершего пациента, ранее Борисовский районный отдел Следственного комитета в возбуждении уголовного дела отказывал.

Напомним, Станислав Черников умер в марте 2018 года. Ему было 43 года. В феврале прошлого года мужчина лег на операцию в военный госпиталь в Борисове из-за геморроя, после операции у него открылась язва, а на шестой день он умер уже в военном госпитале в Минске.

Наталья Костюкевич / Фото: Дарья Бурякина / СМИ



‡агрузка...