Врач-проктолог Наталья Костюкович о лечении геморроя во время беременности: Осмотр проходит безболезненно

06.01.2016
127
0

Беременность - непростой период для женщины как в эмоциональном, так и в физическом плане. Жизнь будущей мамы осложняется множеством факторов, один из которых - геморрой. Многие до сих стесняются обращаться к доктору с проблемами такого рода и боятся болезненных ощущений при осмотре.

Очередной гость традиционной рубрики Modus vivendi «Портрет» - врач проктологического центра «МедКлиник» Наталья КОСТЮКОВИЧ - с легкостью развенчивает эти мифы: «Большинство пациенток после трех-пяти минут выходят из кабинета со вздохом облегчения: «Ой, это все? Я думала, будет гораздо хуже». В интервью она рассказала, кто из женщин находится в группе риска и обязательно ли лечить геморрой, если исчезли неприятные ощущения.

- Почему у беременных часто развиваются варикоз и геморроидальная болезнь?

- Во время беременности, особенно во второй ее половине, вследствие роста плода идет рост матки. Соответственно, вены малого таза сдавливаются, происходит отток крови, в результате чего на ногах появляются отеки, а в анальном канале увеличивается объем вен.

- Можно ли перед началом беременности при помощи проведенного обследования предвидеть, стартует ли геморрой?

- Конечно. При планировании беременности к проктологу надо обращаться тем женщинам, у которых хоть раз были любые проблемы, связанные с задним проходом, - выделения крови, боль, зуд в области ануса и так далее. В таком случае необходимость в лечении есть практически всегда, но уже спустя два или три визита эти проблемы будут решены. Представьте: перечисленные мной малоприятные симптомы проявятся, скажем, на 20-й неделе беременности - и пациентке придется очень долго мучиться с этим. Иногда воспаляются узлы, которые нельзя удалить, потому что родовая деятельность может пойти не так. Конечно, можно прибегнуть к консервативному лечению - таблеткам, мазям и свечкам. Но нельзя забывать, что у всех лекарств есть побочные действия, которые могут сказаться и на плоде.

Не обращаться к проктологу можно лишь молодым девушкам лет до 23-25, если у них первая беременность и раньше не возникало никаких вопросов по этой части. В том случае, когда от похода к доктору женщину удерживает только страх, я посоветую отбросить мрачные мысли: в большинстве случаев осмотр проходит безболезненно. Единственное - этот процесс может быть немного жестковат, если человеку больно ходить в туалет. Но мы принимаем все меры, чтобы все проходило как можно более комфортно.

- А кто из женщин изначально находится в группе риска?

- В первую очередь это пациенты, имеющие наследственную предрасположенность к данному заболеванию. Если у родителей или бабушек-дедушек в анамнезе был геморрой или варикоз нижних конечностей, поход к специалисту откладывать не стоит. Затем подвержены заболеванию офисные работники - гиподинамия накладывает свой отпечаток на всех, кто много времени проводит в неподвижном сидячем положении и не уделяет времени физическим нагрузкам.

И еще одна подгруппа - рабочие, труд которых связан с подъемом тяжестей.

Кстати, можно сказать, что геморрой как болезнь «молодеет» из-за сидячего образа жизни. К примеру, у меня есть пациенты солидного возраста, перенесшие две-три беременности, и болезнь у них не выражена. И в то же время у молодых пациенток после одной беременности появляются большие внутренние узлы. Да что тут говорить - такие проблемы все чаще обнаруживаются даже у детей старшего школьного возраста и студенток.

К слову, я замечаю, что все больше белорусов начинают ответственно относиться к своему здоровью, посещать проктолога и даже по желанию делать колоноскопию. Это неудивительно - у нас достаточно хорошо развита специализированная амбулаторно-поликлиническая помощь. В Европе, к примеру, она куда менее доступна. Как в анекдоте: «Хирург - пациенту: «Чтобы мы достали гвоздь из вашей головы, вы должны заплатить $10 тыс. - Доктор, но у меня же есть страховка! - Ну за страховку мы можем только загнуть этот гвоздь, чтоб он вам не мешал».

- Насколько специфично лечение геморроя у беременных? Можно ли проводить оперативное вмешательство?

- Консервативное лечение, о котором я уже упоминала, лишь снимает симптомы. Сам геморрой лечится хирургическим путем, но при беременности инвазивные процедуры проводить нельзя - врачу подвластно только назначить очень мягкие, легкие средства, которые могут снять обострение.

В любом случае, основательно решать эту проблему нужно после родов. Самое оптимальное - посетить доктора в первые шесть месяцев после рождения ребенка, ведь потом малыш станет более активным и у мамы совсем не останется времени для себя. Но, к сожалению, многие женщины откладывают операцию в долгий ящик, а в результате мучаются годами. Кстати, с последующими беременностями ситуация только усугубляется.

- Правда ли, что после родов геморрой может пройти так же внезапно, как и начался?

- Наружный геморрой часто может сниматься мазью, но это всего лишь следствие. А причина - внутренние геморроидальные узлы. Они, появившись единожды, от таблеток и мазей никуда не деваются. Так что удалить их нужно обязательно.

После наружных воспалений остаются анальные бахромки. Может, в целях косметологии не всем надо их удалять, но с годами они воспаляются, к ним прибавляются трещины, свищи, сужение заднего прохода - в общем, образовывается клубок, который очень сложно распутать. В таком случае пациентов нужно направлять на серьезную операцию. А ведь до этого лучше не доводить - любая операция несет в себе риски гораздо большие, нежели амбулаторные процедуры, которые легко переносятся и не дают отрицательных последствий.

В начале любую болезнь вылечить гораздо легче, чем потом - это аксиома. Поэтому если пациент испытывает проблемы с задним проходом, не надо откладывать их решение на завтра.

Болезни:
Проктолог-женщина в Минске Костюкович Наталья Валентиновна
Проктолог-женщина в Минске Костюкович Наталья Валентиновна
1 84
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Проктологи в Минске

Найдено 3 врачей (отображаются 1 - 3)

Обновлено 03.04.2024
Мулица Вячеслав Валентинович
1 302
отзывов к врачу
Врач проктолог
врач высшей категории, стаж работы с 2001 г.
Последний отзыв
Позвольте Вас Вячеслав Валентинович поблагодарить за столь чуткое отношение, за профессиональную и качественну...подробнее
Обновлено 24.07.2023
Смирнов Дмитрий Владимирович
1 99
отзывов к врачу
Врач проктолог
врач первой категории, стаж работы с 2004 г.
Последний отзыв
Хочу поблагодарить и порекомендовать доктора, Смирнова Дмитрия Владимировича за чуткость, внимательность, проф...подробнее
Обновлено 05.07.2023
Гмир Сергей Валерьевич
1 191
отзывов к врачу
Врач проктолог
врач высшей категории, стаж работы с 2002 г.
Последний отзыв
Отличный доктор. Лечился у него в клинике Доктор Профи. Крутой доктор. Мастер своего дела....подробнее
‡агрузка...

Психосоматика геморроя

Дмитрий Гребенников не раз отмечал в своих интервью, что 80% его пациентов — айтишники. Как врач-проктолог он видит причину в стрессах, «печеньках» и длительном сидении за экраном монитора. Но как психоаналитик считает: виной тому — что его пациенты «сбегают в работу от реальности». dev.by попытался с помощью Дмитрия залезть в голову к минским разработчикам, а также разобраться с первопричинами проктологических заболеваний.

Дмитрий Гребенников - кандидат медицинских наук; автор более 20 статей в медицинских изданиях СНГ; автор 3 патентов на изобретение; соавтор учебно-методического пособия «Проктология», утверждено Министерством Здравоохранения Украины.​

«Геморрой — это болезнь характера»

Дмитрий Сергеевич, вы — врач-проктолог или психоаналитик?

И то, и другое. Уже работая проктологом, я как-то познакомился с интереснейшим человеком — телесно-ориентированным психотерапевтом Владимиром Гунченко. За час общения с ним узнал о себе столько, сколько не постиг бы и за годы. И был настолько воодушевлён, что пошёл учиться. Я окончил институт психоанализа в Запорожье, начал практиковать: по утрам — обходы и операции в больнице, по вечерам — практика в своём кабинете. Позже я прошёл также первичную специализацию по психиатрии.

Но в Беларуси я не практикую как психоаналитик. Веду приём только как проктолог, оперирую.

И в «голову» к пациентам залезть не пытаетесь?

Специально нет, ведь это большая работа. Хотя я и так многое вижу: ведь геморрой — это болезнь характера.

Вот здесь поясните: у тех, кто склонен к геморрою, особый характер?
Ну да, это, как правило, люди, зацикленные на таких вещах, как безопасность, материальная стабильность, защищённость.

Фрейд описал их как обладателей «анального характера». Психологи выделяют его подтипы — анально-удерживающий и анально-выталкивающий. Первых, возможно, осекли в детстве: «Терпи!» или «Не смей какать на ковёр!». Они выросли упрямыми, педантичными, очень бережливыми и даже скупыми, скрупулёзными, пунктуальными. Вторые наоборот импульсивны, склонны к разрушению: среди них немало интернет-троллей и злобных комментаторов. Они вроде как «мстят» за то, что в детстве их против воли приучали к горшку или отругали, не позволив какашки по полу размазывать или бросаться ими в кота. Сейчас делают это неосознанно — избавляются таким образом от напряжения.

Все ваши пациенты обладают таким характером?

Многие. Но я понимаю, к чему вы ведёте: нет, не у всех айтишников анальный характер. У пациентов проктолога — в большинстве своём. Но какие-то черты анального характера есть у нас всех.

«Айтиголовые» уходят от реальности в другой мир, виртуальный»

В своих интервью вы не раз говорили, что у вас на приёме «очень много айтишников…»
Так и есть, их примерно 80%. Иногда я думаю: не потому ли, что Беларусь — айтишная страна. Какого пациента ни спроси, поголовно отвечают: «Я программист», «Я айтишник».

И у всех геморрой?

Ну нет. У многих проблемы с кишечником, в частности запоры. Немало и тех, у кого геморрой или трещины.

Как психоаналитик вы отмечаете какие-то черты, которые объединяют специалистов ИТ сферы, — почему они склонны к таким недугам?

Я вижу на приёме «головастиков» — людей, что живут в уме.

Понимаете, есть люди телесные — они живут в реальности: не в мечтах, не в мыслях. Их внимание и желания находятся в теле, а не в голове. Они чувствуют других и могут принять чужую боль, контейнировать её, как говорят психологи, — это и является критерием зрелой личности. А «головастики» или «айтиголовые» уходят от реальности в другой мир, виртуальный, и в нём закрываются от страхов, проблем, боли: и чужой, и своей.

У меня есть приятель-айтишник — он никогда не отвечает на телефонные звонки. Принципиально. Посылает мне голосовые сообщения: «Пиши в мессенджер». Так он уходит от эмоционального контакта: ведь с помощью голоса можно попросить, надавить, потребовать, вызвать жалость — а ему не нужны эмоции. 

Ещё «головастики» мыслят не образами, а цепочками: да — нет, нет — да. Причинно-следственные связи для них — всё. То, что не укладывается в логику, лишнее. Как говорит один мой товарищ: «Во всё, что нельзя посчитать, я не верю!»

«Какое отношение проблемы имеют к заднему проходу? Самое прямое».

А как, простите, всё сказанное связано с заболеваниями у айтишников?

Так все ведь болезни от головы. Молодёжь фрустрирована — живёт в страхах, спасаясь от них в работе. А любой страх может проявиться геморроем.

Что это за страхи?

Страх брать ответственность на себя, страх принимать решения, страх общаться с противоположным полом — да и в принципе общаться, а ещё страх одиночества.

Как из-за страхов развивается болезнь?

Страх аккумулируется в теле. А точнее — в области копчика, в прямой кишке: ведь не случайно говорят о том, кто напуган, что он «поджал хвост».

Страхи «в кишечнике» вызывают только геморрой или ещё какие-то заболевания?
Трещины. Я заметил, что они довольно часто возникают у людей, которые буквально разрываются, решая ту или иную проблему, — и не могут выбрать.

Звучит странно. Сейчас многие подумают: да что он говорит? Какое отношение проблемы имеют к заднему проходу? Самое прямое. Ты общаешься с пациентом, и слышишь: «Надо переезжать — а тут у нас престарелые родители остаются».

Бывает, из-за таких проблем у пациентов длительно не заживают раны после операций. И что ты ни делаешь — пока они не поменяют установки у себя в голове, ничего не получается.

На самом деле были такие случаи?

Да, и много. Парадокс, но болезнь человеку всегда «выгодна». Так он «тянет» из окружающих жалость, сочувствие, внимание. У него вся жизнь под это заточена: болезнью он оправдывает свои «удобные» привычки, своё бездействие, избегание каких-то активностей и прочее. Надо менять работу — «Не потяну, я ведь болен», жениться — «Ой, где бы найти такую, как мамочка».

Хорошо, когда хирург видит: если ли у человека ресурс на выздоровление, или нет — желает ли он того сам. Бывает, я отправляю людей домой со словами: «Операцию стоит отложить». И объясняю, почему: «Я своё дело сделаю, но выздоравливать будете вы — не я. Вы к этому готовы?»

И знаете, в таких случаях люди и сами нередко отказываются от операции, потому они не хотят ничего менять в своей жизни. Или не готовы приложить усилия — а желают, чтобы доктор за них всё сделал.

«Ничего страшного не случается, если человек перестаёт драматизировать»

Вы сказали, что люди нередко переживают эмоции не телом, а головой. А как это — телом? 

Это когда человек говорит от сердца: «Я так рад тебя видеть!» — и распахивает объятия. Он чувствует жизнь каждой клеткой, и мы ему верим, потому что он не врёт в первую очередь самому себе.

Хотите противоположный пример: мы сидим в кафе с моим товарищем-айтишником и его молодой женой — они неделю как поженились. Она шепчет ему: «Я так тебя люблю». Он в ответ: «Я тебя тоже, малыш», — а сам в телефоне, даже не повернулся в её сторону. Да, он любит её, но его «тоже» переживается головой — это не чувства.

Такие люди не живут чувствами, потому что они «опасны»: чувства могут ранить, травмировать — разлука, печаль, тревога. Головой переживать их проще, так и поступают «головастики», когда убегают от чувств.

Почему офисные работники предрасположены к геморроям?

Ну, во-первых, долго сидят. Во-вторых, злоупотребляют печенюшками: обратите внимание на описание любой айтишной вакансии — «дружелюбный коллектив, печеньки». Что в-третьих и в-четвёртых — малоподвижный образ жизни и стрессы.

Разве стрессов можно избежать?

Нельзя.

Но можно изменить своё отношение к жизни — не драматизировать. Общество сегодня всё время в ожидании: «что-то произойдёт». А что произойдёт? Да ничего! Ничего страшного не случается, если человек перестаёт драматизировать.

А лучший способ прийти к этому — получить опыт, принять всё происходящее и сказать: «Да ерунда».

Не уложиться в дедлайн и махнуть рукой?

В общем да. Опоздать на самолёт — и разрешить себе это: ну, так случилось — опоздал. Не носиться, как курица с отрубленной головой. Наши люди очень драматично настроены: хотят всё контролировать. Но на самом деле человеку тут ничего не принадлежит — вот это и нужно понять.

«Кто не может оторваться от стула — пусть ставит будильник, пока тело не привыкнет»

Можете дать рекомендации: как избежать геморроя и других заболеваний прямой кишки?

Если коротко, то нужно изменить три вещи — образ жизни, образ мыслей и питание.

Привносим движение в свою жизнь: не прилипаем к стулу на весь день, а делаем перерывы — хотя бы раз в час встаём, приседаем. Кто не может оторваться — пусть ставит будильник: и так до тех пор, пока тело не привыкнет, потому что у каждого человека есть внутренние часы — чувство времени можно выработать.

Достаточно будет 5-10 минут поприседать, размяться. Хотя бы прогуляться к кулеру. 

Потом образ жизни: лично я к ЗОЖ отношусь плохо. ЗОЖ ради того, чтобы чувствовать себя здоровым, к здоровью не ведёт — занятия должны приносить удовольствие. Нравится бегать или ходить в «качалку”— вперёд. Не нравится — не надо: тогда лучше в теннис играй, плавай, на коньках «фонарики» выписывай, просто гуляй с собакой. Если ЗОЖ через силу и «ну, так надо», то пользы от этого никакой.

Дальше режим отдыха: спать нужно 8 часов — это оптимально. Мало спать могут те, кто обладает большим количеством энергии и владеет своим вниманием.

Я знаю, что среди айтишников немало ночных птиц, часто живущих по другому графику. Скажу вот что: раньше мне приходилось много дежурить по ночам — и я по себе знаю, к чему приводит нарушение сна. Назавтра ты как побитый палкой. Организм человеческий терпелив — можно перенастроить себя и работать по ночам, а спать днём, но будет ли от этого хорошо — неизвестно. Мне кажется, это неправильно.

Советы по питанию слышал каждый не раз: есть клетчатку — ни в коем случае не забывать, что на столе должны быть фрукты и овощи. Пить достаточно воды. Сколько — да сколько пьётся, главное: не меньше литра в день.

И вот мы подобрались к самому сложному — образу мыслей. Иногда нужно разочароваться в себе: иначе поменять что-то нереально. А жизнь сегодня заточена под то, чтобы человеку всё в себе нравилось, — ведь тогда он будет больше потреблять. «Я крутой» — кричат его фотки в Instagram. «У меня своё особое мнение» — такой посыл от его постов в Facebook. Человек тешит своё эго, живёт в иллюзиях. Конечно же, когда-нибудь он за это заплатит.

И ещё одно: перестать драматизировать. Принять тот факт, что я могу опаздывать, не укладываться в сроки, потерять работу или деньги, болеть — ведь люди болеют. Но я могу и выздороветь. А то обычно как: если я заболел — это капец, «и значит мы умрём», как пела Земфира.

Я часто вижу на приёме: у пациента небольшая трещинка или геморроя по сути и нет — а у него уже психоз. Он приходит в жутком стрессе. А надо научиться принимать всё это, и чётко понимать: «Сейчас я болею. Скоро выздоровлю».

Татьяна Карюхина, Александр Корсаков



‡агрузка...