Анестезиолог Сергей Громоздов: с 700 евро в Беларуси до 2500 евро в месяц в Германии

18.03.2019
188
0
Анестезиолог Сергей Громоздов: с 700 евро в Беларуси до 2500 евро в месяц в Германии

Анестезиолог Сергей Громоздов, 35 лет. Бремерхафен, Германия. Зарплата: 2500−3000 евро в месяц

Сергей Громоздов девять лет проработал анестезиологом в Могилевском областном онкодиспансере. Два года назад он эмигрировал в Германию и сейчас работает в клинике AMEOS в городе Бремерхафен на северо-западе страны. Сейчас его зарплата без дежурств за 40 часов работы в неделю — 2500 евро в месяц. В Беларуси по нашим меркам он тоже неплохо зарабатывал: на 1,5−1,75 ставки, с первой категорией, доплатами за высокотехнологичные операции, надбавками, курирование кабинета переливания крови получал около 700 евро в месяц. Тогда почему решил уехать?

— Это был вызов самому себе, — говорит он. — И естественно, свою роль сыграл материальный вопрос. Я сейчас в Германии работаю ассистентом врача, это не совсем самостоятельная работа, и без дежурств выходит 2500 евро в месяц после вычета всех налогов. С дежурствами получается больше, в среднем 3000 евро.

Сергей выучил немецкий еще в Беларуси, сдал языковой тест на уровень В2. Это хороший уровень знаний. Работу в Германии нашел через агента, который подбирает персонал в немецкие клиники.

— Готовишь документы, отсылаешь резюме, агент с тобой разговаривает, оценивает по skype уровень немецкого и потом пересылает документы в клиники. Если тобой заинтересуются, то приглашают на собеседование. На втором собеседовании я получил работу в сети клиник по всей Германии. В нашем городе таких больниц три. Я могу работать в любой из них. Сейчас — в той, которая специализируется на хирургии живота и органов грудной клетки.

Германия очень нуждается в квалифицированных медиках, особенно это чувствуют в небольших городах.

— Сейчас упростили законодательство, чтобы принимать иностранных врачей. В самой Германии стать врачом очень сложно. У них разные градации школ, и чтобы поступать в медуниверситет, ты должен окончить гимназию или лицей со средним баллом около 1. Здесь это высшая оценка. Если у тебя балл выше чем 1,3, то нет даже права поступать в медуниверситет. Только сейчас пошли на упрощение этой системы. Из-за нехватки медиков немецкие врачи перегружены и не очень довольны оплатой труда и условиями. Они сами уезжают в США, Канаду, Великобританию, Швейцарию или скандинавские страны, где можно меньше работать и больше зарабатывать.

Сейчас Сергей трудится по временному разрешению на работу, белорусский диплом он уже подтвердил, осталось еще раз сдать экзамен по немецкому языку.

— Как только переехал, я стажировался, и у меня не было зарплаты. Однако клиника предоставляла жилье и питание. Сейчас я сам снимаю трехкомнатную квартиру. Это недешево, конечно, она мне обходится примерно в такую же сумму, которую я зарабатывал в Беларуси.

— Не жалеете, что переехали? — спрашиваем.

— Временами непросто, потому что мое окружение и друзья остались в Беларуси. Но в целом здесь отношение пациентов к врачам более уважительное, чем у нас, не потребительское. К нашим языковым проблемам, акценту большинство относится нормально. Немцы редко жалуются на врачей. Бывают, конечно, и судебные разбирательства, но не так часто, как у нас. Оснащение здесь лучше и посовременнее. А так в целом — это новая страна и культура, и ко всему надо привыкать, постоянно пытаться совершенствоваться. Но оно того стоит. Особенно для тех, кто ищет материальную выгоду. Здесь расходы немаленькие, но и зарплата, и уровень жизни выше. Да, я работаю больше, чем в Беларуси, хотя думал, что у нас много работаю.

Но я могу себе позволить снимать хорошую квартиру, отдыхать несколько раз в год, не задумываясь, что надо сэкономить и после отпуска у тебя не останется вообще денег, потому что на отдых уйдут все накопления.

Источник информации https://news.tut.by/society/629639.html
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

‡агрузка...

Медбрат в ФРГ убил 85 пациентов ради признания коллег

Бывший медбрат немецких клиник в Ольденбурге и Дельменхорсте Нильс Хёгель признан виновным в убийстве 85 человек за пять лет. Как это могло произойти и почему его не разоблачили раньше?

Медбрат входит в палату реанимации, куда только что доставили нового пациента, находящегося на грани жизни и смерти, и делает ему инъекцию. Затем с азартом наблюдает, как отреагирует человеческий организм. Выдержит ли сердце больного? Ведь вместо положенной дозы медбрат ввел ему повышенную дозу лекарства.

Если сердце останавливается, но после этого ему все же удается вернуть пациента к жизни, медбрат чувствует прилив эйфории. Но так происходит далеко не всегда, многие пациенты в результате таких манипуляций умирают. Этот сценарий повторяется вновь и вновь на протяжении нескольких лет. Таким вполне мог бы быть сюжет психологическолго триллера или остросюжетного детектива. Но, к сожалению, это не выдуманная история.

Правдивая история медбрата-убийцы

По такой схеме пять лет действовал 42-летний Нильс Хёгель (Niels Högel), медбрат в клиниках Ольденбурга и Дельменхорста в немецкой федеральной земле Нижняя Саксония. Земельный суд в Ольденбурге в четверг, 6 июня, признал Хёгеля виновным в гибели 85 пациентов в возрасте от 34 до 96 лет в период с 2000 по 2005 годы. Еще в 15 случаях его вина не доказана. В общей сложности его обвиняли в убийстве 100 пациентов.

Нильса Хёгеля приговорили к пожизненному заключению. Одновременно суд констатировал особую тяжесть вины 42-летнего Хёгеля, что исключает его досрочное освобождение после 15 лет тюрьмы. Это уже второй процесс по делу Хёгеля, ранее уже приговоренного к пожизненному сроку за убийство шести пациентов.

Немецкие СМИ называют "процессом века" суд над медбратом Хёгелем - серийным убийцей, самым опасным в послевоенной истории Германии. Главным вопросом, который волнует всех в этом деле, является то, как на протяжении многих лет преступления Хёгеля оставались незамеченными?

Как серийный убийца оставался незамеченным?

Неужели коллеги Хёгеля из Ольденбурга и Дельмхорста ничего не замечали? Один из его бывших коллег по работе, ныне пенсионер, выступая свидетелем в суде, рассказал, что когда дело доходило до реанимации пациентов, Нильс Хёгель всегда стремился оказаться первым для проведения необходимых мер: "Он оттеснял тех, кто вообще-то нес ответственность за пациента. Но молодые и неопытные врачи были благодарны ему за помощь". За такую активность коллеги, по словам свидетеля, даже прозвали Хёгеля "спасателем Рэмбо".

Тем не менее, в какой-то момент медбрат-убийца оказался под подозрением - в Ольденбурге заметили, что в дни дежурства Хёгеля возросло число летальных исходов. Из-за этого его даже отстранили от работы в отделении интенсивной терапии. Несмотря на это Нильс Хёгель получил хорошую рекомендацию от работодателя и перешел работать в другую клинику - в Дельменхорсте, где продолжил убивать пациентов. Следствие продолжает заниматься вопросом, как такое могло произойти. В отношении некоторых из бывших коллег Хёгеля ведется расследование.

"Первые серьезные сигналы, подозрения и доказательства не были приняты к сведению, их проигнорировали или же предпочли скрыть", - сетует в беседе с DW профессор психиатрии в университете Виттена, главный врач клиники в немецком Хамме Карл Байне (Karl Beine). По его мнению, это могло быть связано с тем, что мнимое "благо" собственной больницы было поставлено выше интересов пациентов. Байне также указал и на другую проблему: на протяжении 20 последних лет количество медперсонала в немецких больницах уменьшилось, а число пациентов выросло. Чрезмерная занятость медперсонала могла стать одним из факторов того, что преступления Хёгеля долго оставались незамеченными со стороны его коллег, считает Байне: "Такой длительный срок, на протяжении которого совершались преступления, и такое большое число жертв, вполне можно объяснить, в том числе, чрезвычайно большой нагрузкой".

Пойман с поличным

Конец убийствам Хёгеля был положен в июне 2005 года. Один из медбратьев в клинике Дельменхорста увидел, как Хёгель проводит свои манипуляции со шприцем и готовит для пациента повышенную дозу лекарства. Хёгеля уволили из клиники, затем началось расследование. Вначале его подозревали в попытке убийства, потом в совершении трех убийств. Затем появились другие улики, новые подозрения и обвинения. Было заведено дело. Позже Хёгель во всем сознался и в 2015 году впервые был осужден и приговорен к пожизненному заключению.

Но следствие на этом не закончилось. В дальнейшем были установлены новые жертвы, стал очевиден масштаб содеянных им  преступлений. В октябре 2018 года начался второй процесс по делу медбрата Хёгеля. Генеральная прокуратура обвинила его в гибели 100 человек. Подсудимый сознался в том, что убил 43 пациента. Обо всех остальных случаях, по его словам, он точно не помнит.

Когда во время судебного заседания у обвиняемого спрашивали о каждой его жертве, он всегда отвечал одинаково: "Я не помню. Но не исключено, что это было так". Журналист газеты Süddeutsche Zeitung, присутствовавший на процессе, так написал о подсудимом:

"Он не выказывал раскаяния или сожаления. Он говорил лишь об удивлении, как такое возможно".

Отвечая на вопросы судьи, Хёгель признавал, что сам не знает, как мог дойти до такого. По его словам, он равнялся на профессионалов из отделения интенсивной терапии, которые якобы "тоже потеряли всякую человечность". В своем последнем слове Хёгель признал свою вину и принес извинения коллегам и родным погибших. Но произносящему монотонным голосом с листа дежурные слова убийце из находящихся в зале мало кто поверил.

Как медбрат стал убийцей?

Вынося приговор, суд указал на низменные мотивы действий Хёгеля - скуку и стремление добиться уважения коллег. Так что же он за человек, медбрат из скуки убивающий пациентов? Психопат, которого нельзя было допускать к такой работе? Из того, что  известно о Нильсе Хёгеле, сложно понять, как он превратился в серийного убийцу. На первый взгляд, у него было счастливые детство и юность, никаких психологических травм и потрясений он не перенес. Хёгель вел обычную жизнь, ничем не привлекал к себе внимания.

Но специалисты рисуют другой его портрет. "Хёгель - экстремально нарциссический тип личности. Человек, который для того, чтобы стабилизировать свое лабильное эго, нуждался в признании, в том числе от коллег", - объясняет Карл Байне. По его словам, Хёгель создавал такие ситуации, чтобы выйти из них победителем: "Он хотел блистать, хотел получать этот драйв, это наслаждение после успешной реанимации пациента". В обычной жизни он, по оценке профессора психиатрии, - ограниченный, грубый человек, лишенный сострадания и эмпатии. "Я полагаю, что он до сих пор не имеет понятия о том, какое ничем не измеримое горе он принес семьям погибших", - говорит Байне.



‡агрузка...