Сотрудники Гродненского, Витебского и Белорусского медуниверситетов оценят правильность действий медиков минского СИЗО, в котором умер 21-летний парень

06.09.2014
2
0

Родственникам погибшего в Минском следственном изоляторе Игоря Птичкина сообщили, что к экспертизе по данному делу привлечены три независимых эксперта.

Как сообщает Радыё Свабода, это сотрудники Гродненского, Витебского медицинских университетов и Белорусского государственного медицинского университета. Эксперты должны оценить правильность действий медицинских сотрудников изолятора по оказанию помощи Игорю Птичкину.

Игоря Птичкина осудили на три месяца административного ареста по ст. 417 Уголовного кодекса: парень нарушил приговор суда о лишении права управления транспортным средством в течение пяти лет. 30 июля 2013 года молодой человек прибыл в СИЗО №1, чтобы понести наказание. 4 августа тело 21-летнего парня родные забрали из морга после вскрытия. На нем родственники заметили многочисленные ссадины и гематомы. Мать покойного считает, что за четыре дня в СИЗО парня угробили.

Во время встречи с начальником СИЗО родным парня сообщили, что у него началось "психомоторное возбуждение", затем его поместили в медицинскую часть, где умершего зафиксировали мягкими ремнями.

Позже, Следственный комитет в рамках уголовного дела по факту гибели Игоря Птичкина, установил, что молодой человек употреблял курительные смеси, содержащие наркотические и психотропные вещества, и алкоголь.

Как сообщили Юлия Гончарова, официальный представитель Следственного комитета Беларуси, спустя несколько дней нахождения в следственном изоляторе у Птичкина стали проявляться и нарастать признаки острого психического расстройства, выраженные в галлюцинациях, бреде, отказе от пищи и питья, мании преследования. По данной причине его госпитализировали в медицинскую часть изолятора, где спустя некоторое время наступила смерть.

В Следственном комитете сообщили, что из материалов уголовного дела фактов применения в отношении умершего насилия, физической силы и спецсредств, как сотрудниками изолятора, так и иными лицами, в период пребывания умершего в СИЗО №1 нет.

Расследование уголовного дела продолжается.
 
Родные погибшего считают, что дело затягивают намеренно. "Следствие затягивает дело, оно длится уже год. До сих пор нет ответа о причинах смерти брата, а тут "усилили" группу экспертов, которые занимаются действиями врачей в изоляторе. Я согласна, что экспертиза нужна, но почему не сделали этого ранее? И где данные основной экспертизы - о причинах смерти брата? Или нам специально не сообщают?", - заявила Радыё Свабода сестра погибшего Ирина Птичкина.

Ирина также сообщила, что они не согласны с выводами Следственного комитета, что Игорь Птичкин употреблял наркотики и подали жалобу в прокуратуру. "Мама намерена судиться", - говорит Ирина.

Источник информации http://news.tut.by/society/414031.html
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

‡агрузка...

В тюремной больнице Минска умер осужденный за пьяное вождение

В феврале этого года Андрея Терещенко приговорили к полутора годам лишения свободы за вождение машины в состоянии опьянения.

О том, что осужденный умер в тюремной больнице на Володарского, его жене Елене сообщили утром в пятницу, 24 мая.

— Сказали, что это случилось вчера вечером от разрыва аорты, — сообщила она TUT.BY.

Елена недавно рассказала историю мужа в СМИ. В ноябре 2018 года на Андрея Терещенко составили протокол за нахождение за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Жена говорит, ездил в строительный магазин. Ранее он уже привлекался к ответственности за подобное нарушение. На следствии все признал, и вскоре дело направили в суд. Приговор — полтора года лишения свободы, конфискация автомобиля.

Мужчине стало плохо, как только в зале суда надели наручники, — из-за сахарного диабета. Сначала Андрея отвезли в больницу — «прокапать», оттуда — в изолятор. За три месяца под стражей его состояние сильно ухудшилось. «У него были диабетические комы, адвокат говорил, он с трудом мог документы подписать, — вспоминает супруга. — Последний раз приехала на свидание, а он в больнице».

В медицинских документах, которые Елена показала TUT.BY, указан диагноз супруга — сахарный диабет (инсулинозависимый), стадия декомпенсации, гипергликемическое состояние.

Из ответа за подписью замначальника управления тылового обеспечения ДИН Геннадия Самончика следовало, что во время отбытия наказания Андрей Терещенко неоднократно находился на лечении и обследовании, в том числе в стационаре медчасти тюрьмы № 8 в Жодино.

Защитник просил изменить наказание, учесть проблемы со здоровьем обвиняемого. Санкция ч. 2 ст. 317/1 УК (Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения лицом, которое ранее уже совершало подобное преступление) предусматривает и более мягкое наказание — арест, ограничение свободы. Обвиняемый и его семья рассчитывали на снисхождение. Но вышестоящий суд оставил приговор в силе.

Последнюю неделю Андрей Терещенко находился в республиканской тюремной больнице, куда его экстренно перевели из Жодино.

***

Как СМИ сообщали ранее, в феврале суд приговорил Андрея Терещенко к полутора годам лишения свободы за вождение машины в состоянии опьянения. Жена вспоминает, что ему стало плохо, как только в зале суда надели наручники, — из-за сахарного диабета. Сначала Андрея завезли в больницу — «прокапать», оттуда — в изолятор. За три месяца под стражей его состояние сильно ухудшилось. «У него были диабетические комы, адвокат говорил, он с трудом мог документы подписать, — вспоминает супруга. — Последний раз приехала на свидание, а он в больнице. Ему не место за решеткой. Прошу, дайте любое другое наказание, только не лишение свободы!»

В ноябре 2018 года на Андрея Терещенко составили протокол за нахождение за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Жена говорит, ездил в строительный магазин. Ранее он уже привлекался к ответственности за подобное нарушение. На следствии все признал, и вскоре дело направили в суд. Приговор — полтора года лишения свободы, конфискация автомобиля.

— Такого решения никто не ожидал, — не скрывает супруга Елена. — Он ведь думал, раз все признает, и машину оставят, и наказание дадут минимальное. Но в зале суда на него надели наручники.

По словам женщины, еще во время следствия Андрей постоянно попадал в больницу.

— У него сахарный диабет, — поясняет супруга. — Нужно постоянно принимать лекарства, соблюдать диету. Он шел на вторую нерабочую группу, но оформить инвалидность мы не успели.

В медицинских документах, которые Елена показала TUT.BY, указан диагноз супруга — сахарный диабет (инсулинозависимый), стадия декомпенсации, гипергликемическое состояние.

— Когда шло следствие, Андрей нервничал, его состояние ухудшалось. Но в суд он пришел на своих ногах. А когда я приехала к нему на свидание в Жодино, он уже еле шел, держался за стенку, состояние было неадекватное. Адвокат приезжал к нему. Говорил потом, что Андрей даже документы подписать не мог.

Из ответа за подписью замначальника управления тылового обеспечения ДИН Геннадия Самончика следует, что во время отбытия наказания Андрей Терещенко неоднократно находился на лечении и обследовании, в том числе в стационаре медчасти тюрьмы № 8 в Жодино.

Защитник просил изменить наказание, учесть проблемы со здоровьем обвиняемого. Санкция ч. 2 ст. 317/1 УК (Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения лицом, который ранее уже совершал подобное преступление) предусматривает и более мягкое наказание — арест, ограничение свободы. Обвиняемый и его семья рассчитывали на снисхождение. Но вышестоящий суд оставил приговор в силе.

— Я приехала в Жодино на следующий день после апелляции. Мне сказали, он в больнице при СИЗО. Пустили меня к нему. А он в коридоре — мокрый, грязный, лежит, как овощ. То приходит в себя, то отключается. Успел сказать, что у него были диабетические комы. Я ведь поначалу ему передавала инсулин, своих лекарств там не было. Обращалась в прокуратуру, они направили мое заявление в Департамент исполнения наказаний МВД. Оттуда пришел ответ, что все в порядке, он находится под медицинским наблюдением, оснований для смягчения наказания нет. Я спрашивала у врачей: как вышло, что за пару месяцев 45-летний мужчина превратился в беспомощного? Толком мне ничего не ответили.

Через несколько дней Елена узнала, что мужа экстренно перевели в Минск, в республиканскую тюремную больницу.

— Последнюю неделю он лежит в больнице на Володарке. Состояние стабилизировалось, — говорит супруга. — К здешним врачам у меня нет вопросов, делают все возможное. Но что будет дальше? В Минске его восстановят и снова отправят в колонию? Кто будет за ним смотреть там? Мы не оспариваем приговор, мы просим назначить наказание с учетом его состояния здоровья. Его ведь приговорили к лишению свободы, а выходит, что к лишению здоровья.

По закону, суд может досрочно освободить больного человека или заменить наказание на более мягкое (ст. 92 УК). Но для этого должно быть заключение медицинской комиссии о том, что заболевание препятствует отбытию наказания.

— Существует перечень заболеваний, дающих право на освобождение (сахарный диабет — в этом списке. — Прим. TUT.BY), — отмечает юрист и эксперт по пенитенциарной системе Павел Сапелко. — Важно, чтобы диагноз, указанный в медицинском заключении, совпадал с перечнем. Разногласия обычно возникают по поводу стадии заболевания. В Беларуси практика такая: обычно освобождают тех, кто уже готовится умирать. Осужденный может также обратиться с прошением о помиловании на имя президента, но, как и в случае с освобождением или заменой наказания более мягким, это процесс небыстрый.



‡агрузка...