Страхование жизни ребенка в «Стравите»: ребенок умер, но это не страховой случай?

20.06.2019
224
0
Страхование жизни ребенка в «Стравите»: ребенок умер, но это не страховой случай?

Год назад Александр и Наталья из Светлогорска застраховали сыновей-близняшек. На тот момент мальчикам было всего несколько месяцев, но родители решили: пусть страховка действует до их совершеннолетия и стали выплачивать по 46 долларов в месяц. Горе в семью пришло осенью 2018 года: внезапно после операции умер маленький Артур. Пара обратилась в страховую компанию за выплатой, но там отказали, сославшись на то, что родители умолчали о важном: накануне детям был выставлен диагноз «сагиттальный синостоз». Родители возразили: это деформация костей черепа, а не смертельное заболевание, и обратились в суд.

— Наш ребенок «неправильно» умер, поэтому в выплате отказали? В чем наша вина? Мы приходили в «Стравиту» всей семьей, заполняли договор, я особо не вчитывался в правила. Рядом стояли две люльки с детьми. Разве можно изучить каждую строчку? — рассказывает TUT.BY 28-летний Александр. — Сейчас мы подали в суд иск. На адвоката, заключение частного эксперта уже потратили 1300 рублей, и это не предел. Не ожидал, что придется тратить столько денег, чтобы доказать свою правоту.

В апреле 2018 года у Александра и Натальи родились мальчики-близнецы. Малыши появились раньше срока, на седьмом месяце беременности. И, как говорит молодой папа, идея застраховать первенцев принадлежала именно ему.

— Я работаю в нефтяной сфере, с учетом специфики профессии и того, что она травмоопасная, еще четыре года назад застраховался на случай, если получу травму, стану инвалидом или умру. Когда однажды дома ударил нечаянно молотком по пальцу, получил от страховой компании компенсацию в 120 долларов, — вспоминает житель Светлогорска Александр. — А дети сами по себе активные, вечно падают, царапаются, получают травмы. Так почему их не застраховать? Тем более, «Стравита» предлагает накопительную программу. Каждый месяц плачу 30 долларов и по окончании срока страхования через 14 лет, если буду еще жив, мне выплатят всю сумму с небольшими процентами, то есть деньги не пропадут.

«Операция прошла успешно, а через неделю Артур умер»

Летом 2018 года родители застраховали близнецов до шестнадцатилетия, по договору предусмотрено: в случае достижения 16 лет или смерти будет выплачена сумма в 300 тысяч российских рублей (c уплатой в белорусских рублях по официальному курсу (4670 долларов). — Прим. TUT.BY), по инвалидности — 50 тысяч рублей (780 долларов), за вред здоровью — 100 тысяч российских рублей (1560 долларов).

— После рождения детей вряд ли родители думают о том, что малыша нужно застраховать на случай смерти. Или были на то причины?

— Мы страховали сыновей не только на случай смерти, а по многим пунктам: по вреду здоровья, инвалидности, указав все возможные риски. Дети, как я уже говорил, родились недоношенными и были нюансы по здоровью. С первых дней жизни мальчиков отмечалось: у них череп неправильной формы. В июле в Минске сыновьям поставили диагноз «сагиттальный синостоз», это деформация костей черепа, когда он становится длинным и узким. Медики посоветовали делать операцию. После нее у Артура и Руслана были шансы нормально развиваться, не отставать в развитии.

По словам Александра, детей они собирались застраховать с первых дней, но потом наступила «бытовуха», они с женой замотались и в страховую компанию пришли только через неделю после выставленного диагноза. По договору каждый месяц родители стали выплачивать по 46 долларов за близнецов.

— Возможно, где-то и есть мой косяк, что не указал всю информацию в анкете, но и в страховой компании нет документа, который обязывает человека это делать. Там правил на целую книжку. Это я должен был сидеть 8 часов и все читать? — не скрывает недовольство Александр.

Пара приняла решение оперировать сыновей, вся семья приехала в октябре 2018 года в Минск в РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Первым в операционную увезли маленького Артура, после него должны были забрать братика Руслана, но все пошло не так, как было спланировано.

— Операция прошла успешно, а через несколько часов сыну стало плохо, он начал задыхаться и оказался в реанимации. На следующий день его прооперировали повторно, через неделю Артур умер…

«Данное событие не может быть признано страховым случаем «смерть»

Когда ребенок еще был в реанимации, врачи приняли решение отложить операцию Руслана на несколько месяцев.

— Представьте, как нам сложно было решиться на этот шаг, когда мы уже потеряли первого ребенка, — голос мужчины начинает дрожать, дальше ему говорить все труднее. — Еще вчера мы стригли Артура для операции, улыбались, шутили, а на следующий день — все… РНПЦ неврологии и нейрохирургии — единственное место в стране, где делают такие операции, претензий к медикам нет.

А вот к страховой компании претензии у родителей есть. После похорон сына родители обратились в «Стравиту» за выплатой в 300 тысяч российских рублей, но в феврале 2019 года они получили письменный отказ.

«Имеющиеся медицинские документы свидетельствуют, что заболевание «сагиттальный синостоз» (врожденный порок развития), по причине которого наступила смерть Артура, первично зафиксировано 20.07.2018, то есть до вступления договора страхования в силу (01.08.2018). Поскольку смерть Артура наступила в течение первого года действия договора страхования по причине заболевания, первично зафиксированного до вступления договора страхования в силу, по условиям договора страхования и Правил данное событие не может быть признано страховым случаем «смерть». В выплате страхового обеспечения вам отказано», — указано в ответе страховой компании «Стравита», который получила мама Артура.

— Мы с этим не согласны! Смерть от диагноза «сагиттальный синостоз» маловероятна. Если не оперировать детей, они бы стали инвалидами, но жили бы. Мне не совсем понятно, почему в свидетельстве о смерти в качестве причины указан этот диагноз. В том же врачебном свидетельстве написано иначе: «сагиттальный синостоз, состояние после оперативного вмешательства, аспирация». Это вялотекущее заболевание, которое не может стать причиной смерти, — уверен Александр.

Недавно мужчина обратился в суд Партизанского района Минска с гражданским иском, ответчик — та самая компания, которая отказалась признавать смерть Артура страховым случаем. Александр просит взыскать в его пользу 300 тысяч российских рублей, как это предусмотрено договором, а также выплатить моральный вред в размере 1000 белорусских рублей.

— Факт остается фактом: наш сын умер не от заболевания, а после операции. Мы же не хотели смерти Артура, так случилось. Сейчас страховая компания выдвинула нам встречный иск о признании договора недействительным, якобы я ложно указал сведения. Но мы настроены идти до конца, — признается Александр.

Маленького Руслана врачи прооперировали в апреле этого года. Родители говорят, им было нелегко и страшно снова оказаться в больнице, к счастью, с ребенком теперь все хорошо.

— Артур и Руслан были однояйцевыми близнецами, с одинаковым диагнозом, и операция показала: это не смертельное заболевание. Возможно, у Артура была индивидуальная непереносимость, — предполагает Александр.

— Пока дело находится на рассмотрении в суде, мы не имеем право комментировать, — заявила TUT.BY начальник юридического отдела страховой компании «Стравита» Елена Тулейко.

TUT.BY продолжит следить за развитием ситуации.

Катерина Борисевич / TUT.BY Фото носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Источник информации https://news.tut.by/society/642137.html
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

‡агрузка...

"Белгосстрах" нанял целый самолет для перевозки одного дальнобойщика, у которого случился инсульт в Италии за рулем

56-летнего белорусского дальнобойщика из Ивенца Ивана Зеньковича, у которого в рейсе в Италии случился инсульт, силами страховой компании транспортировали в Беларусь в субботу, 8 июня.

— В пятницу нам сообщили из Белгосстраха, что после обеда в субботу папу эвакуируют в Минск на самолете, — сообщила дочь дальнобойщика, Алина Зенькович. — Действительно, на следующий день после обеда приехал украинский врач Ильяс Заза из Киева — он специализируется на транспортировке больных, его нанял Белгосстрах. Вместе с папой на Mercedes бизнес-класса они поехали в аэропорт, а оттуда прямым рейсом полетели в Минск. Самолет был совершенно пустой: в нем были только доктор и отец.

В Национальном аэропорту «Минск» пациента встречала машина скорой помощи. Прямо с самолета больного дальнобойщика доставили в Минскую областную больницу, где его ждали медики и встречали родные.

— Все хорошо закончилось. Папа чувствует себя нормально, получает лечение. Жаль только, что чтобы заслужить нормальное отношение к себе, нужно было потратить столько усилий, энергии, нервов, вмешивать СМИ и консула Беларуси в Италии. После статьи в СМИ мне начали звонить и писать незнакомые люди — предлагали помощь. Благодаря им мы с отцом не чувствовали себя одними в чужой стране, понимали — если нам не помогут страховщики, то обязательно поможет кто-то более отзывчивый…

КАК ЭТО БЫЛО

Белорусский дальнобойщик из Ивенца 56-летний Иван Зенкович был в рейсе в Италии, когда у него случился инсульт. Первую помощь ему оказали в больнице города Тольмедзо. Водитель был застрахован в компании "Белгосстрах", и предполагалось, что когда позволит состояние, его доставят на родину для дальнейшего лечения. Но прошло уже десять дней, а пациент все еще находится в Италии.

— О том, что произошло, мы узнали в прошлую пятницу, 24 мая. Нам позвонили из российской фирмы, на которой отец работал уже несколько лет, и рассказали, что у папы инсульт. Обнаружил его в почти бессознательном состоянии другой водитель, коллега, с которым отец не вышел на связь в установленное время, — рассказала AUTO.TUT.BY Алина, дочь пострадавшего водителя.

Затем Ивана Зенковича доставили в больницу города Тольмедзо, недалеко от границы с Австрией. Дальнобойщик был застрахован в компании "Белгосстрах" на 70 тысяч долларов. Как только фирма-работодатель узнала о том, что произошло с их водителем, связалась с белорусскими страховщиками и сообщила о наступлении страхового случая, выслала им копию страхового полиса и контакты больницы, где находился Иван Зенкович.

— Мы надеялись, что "Белгосстрах" вышлет своего агента или свяжется с медиками из больницы Тольмедзо и оговорит, кто за что платит, когда можно будет забрать папу и доставить в Беларусь, — продолжает Алина. — Но страховщики сначала сообщили, что пока у них не будет полного комплекта документов, и в первую очередь — копии всех страниц паспорта отца, чтобы подтвердить, что он находится за границей не больше 180 дней, речь о наступлении страхового случая не идет. Но кто этим будет заниматься? Папа сам находился в критическом состоянии и делать этого не мог.

Так как Алина сейчас живет и работает в Польше, в семье решили, что она должна поехать в Италию, заняться всеми формальностями и побыть рядом с отцом.

— 26 мая утром я была в больнице. Сделала копии всех документов и отправила в "Белгосстрах". Сами страховщики с больницей связаться не могли, так как никто из них не говорит по-итальянски. Поэтому о плане лечения и прочих расходах с медиками они не договаривались. Меня же через мессенджер предупредили, что оплатят только неотложную медпомощь, а все другие расходы надо будет взять на себя семье.

В среду, 29 мая, итальянский врач сообщил Алине, что если к пятнице, 31 мая, состояние ее отца не ухудшится, то его можно будет транспортировать в Беларусь самолетом.

— Эту информацию я передала в "Белгосстрах", понадеявшись, что к этому дню они решат вопросы по доставке папы в Беларусь. В пятницу, в 19.40, страховщики сообщили, что принят план по медицинской эвакуации отца. Но оплатят перелет только папе, без сопровождения. При этом вылет предполагался из аэропорта города Триеста, до которого из больницы надо ехать по горной дороге полтора часа. К тому же рейс будет с пересадкой.

Решением, которое предложил "Белгосстрах", Алина воспользоваться не могла: в такое время их бы не выписали из больницы: вечером уже не было врачей, а ведь требовалось подготовить документы, выдать лекарства на дорогу. К тому же как отправлять ночью недееспособного человека одного, без сопровождения?

— Можно было выписать отца в субботу, итальянцы готовы были бы подготовить все для этого. Но страховщики написали, что у них не хватает каких-то документов. Это было странно: в пятницу все было нормально, а потом документов вдруг стало не хватать. Спрашиваю, каких документов не хватает. Молчание… Хотя до этого итальянский врач трижды писал рапорт о пациенте, с подробными рекомендациями по транспортировке и дальнейшему лечению.

А в понедельник Алине пришла новая информация от"Белгосстраха": медицинской эвакуацией они заниматься не будут. Фирма же, в которой работает пострадавший, предложила доставить мужчину домой в кабине грузовика. Тогда девушка начала звонить в консульство Беларуси в Италии и звать на помощь СМИ.

— После этого страховщики снова сообщили мне в устной беседе, что они опять готовят план медэвакуации отца. Подыскивают прямой чартерный рейс, чтобы посадить папу в самолет, он сам долетит, а в Беларуси его уже встретят и довезут в больницу. Предварительно сказали, что эвакуация готовится на 8 июня.

До этой даты дальнобойщик будет находиться в итальянской больнице на поддерживающей терапии, лечить его там не будут. Алину медики пустили пожить в комнате небольшого домика возле больницы — взамен на пожертвование, которое она сможет выделить за это.

— Очень человеческое отношение со стороны итальянцев. Даже в самом начале, когда у папы не было при себе страховки, ему не отказались помочь. Да и сейчас из больницы его никто не выгоняет. У него аритмия, и поэтому есть риск рецидива. Если такое произойдет, то, конечно, врачи окажут помощь.

Алина не понимает, зачем столько времени ждать эвакуации, ведь в это время пациент должен получать полноценное лечение, а не лежать в ожидании.

— Пока "Белгосстрах" перекладывает свои бумажки, мы ждем. Итальянский врач был очень удивлен работой наших страховщиков. Говорил, что сталкивался с ними неоднократно, но таких проволочек и бюрократии, как с белорусской компанией, еще не встречал, — говорит дочка пострадавшего.

Позволить себе лечить главу семьи в Италии родственники не могут: очень уж это дорого. Они с нетерпением ждут доставки его домой, но опасаются, что страховщики снова поменяют свое решение и откажутся от эвакуации.

"Белгосстрах": «Документы из госпиталя получили только 30 мая»

В "Белгосстрахе" сообщили, что узнали о госпитализации страхователя с подозрением на инсульт 24 мая — об этом сообщил работодатель дальнобойщика. Но для принятия решения о выплатах страховщикам нужна медицинская информация из больницы, в ответ на запрос ее получили лишь спустя шесть дней — 30 мая. Одновременно с медотчетом итальянский врач сообщил, что пациент может транспортироваться в Беларусь обычным авиарейсом, в сидячем положении. Больному необходимо сопровождение, так как он не может самостоятельно общаться.

Исходя из этого заключения, а также оценив состояние Зенковича, в "Белгосстрахе" пришли к выводу, что именно медицинская эвакуация ему не требуется.

Одновременно с этим страховщики вместе с врачами анализировали представленные из больницы документы, до сих пор неясным остается факт, почему транспортировку пациента после инсульта разрешают так рано. Ведь согласно данным ВОЗ и Минздрава Беларуси, острые периоды после инсульта заканчиваются на 10−40 день, до этого передвигать больного нельзя.

Страховщики решили, что эвакуировать 31 мая пациента не будут, и чтобы исключить для него неблагоприятные последствия, снова направили запрос в итальянскую клинику о статусе здоровья пациента и возможности его транспортировки.

Было решено, что Ивана Зенковича доставят из Италии в Беларусь прямым рейсом Триест — Минск. Также, дополнительно, для дальнейшего изучения, из Италии будет истребована медицинская документация по данному случаю.

Юлия Альгерчик / AUTO.TUT.BY



‡агрузка...