В воинской части в Уручье солдата сбросили с 4 этажа. Медики из военного госпиталя его спасли

03.05.2019
896
0
В воинской части в Уручье солдата сбросили с 4 этажа. Медики из военного госпиталя его спасли

Рассказ матери солдата порталу Тут.бай от 3 мая 2019:

Солдат-срочник 120-й гвардейской отдельной механизированной бригады в Минске, который упал с высоты, пришел в себя. По словам его мамы Натальи, сейчас молодой человек чувствует себя хорошо. Дней десять назад Андрей пришел в себя. Из реанимации его перевели в травматологию.
— С ним все хорошо, — рассказывает его мама Наталья. — С сыном работают лучшие врачи, которые просто сотворили чудо. Скоро Андрею сделают серьезную операцию на бедре, а после этого выпишут домой.

Парню, которому 21 год, удалили селезенку и часть поджелудочной железы. Служить он уже не вернется. В течение месяца, говорит Наталья, его должны уволить из армии.

Мама с Андреем виделась. О том, что произошло утром 13 апреля, они говорили.

— Но в интересах следствия, думаю, пока лучше ничего не рассказывать, — пояснила она свою позицию.

После ЧП Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 145 УК РБ (Доведение лица до самоубийства или покушения на него путем жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его личного достоинства).

— Мы продолжаем работать по этому делу, — сообщили TUT.BY в пресс-службе СК.

Следователи, говорит Наталья, к сыну пока не приходили. Родные же ждут Андрея домой.

— Психолог мне сказала, что с ним все хорошо, — рассказывает Наталья. — Да и я, как мама, вижу: сын в порядке. Может быть, где-то внутри он и переживает, но этого не показывает.

Рассказ матери солдата порталу Тут.бай от 14 апреля 2019:

— Мне вчера около 13.40 позвонил племянник Максим и сообщил, что Андрея сбросили с 4-го этажа (здания на территории военной части. — Прим. TUT.BY) и что он сейчас находится в реанимации, — рассказывает Наталья, мать пострадавшего Андрея. — Кто-то мне еще позвонил, я уже не помню. В тот момент я находилась в Солигорске, мы проживаем в Минске. Я приехала на Машерова, 26, в военный госпиталь, меня встретили врачи. Они подтвердили, что ребенок в стабильно тяжелом состоянии. Проведена сложная операция, врачи борются за его жизнь. Андрею удалили часть поджелудочной железы и полностью селезенку. Он находится в медикаментозной коме.

Наталья была в госпитале и сегодня, и вчера. По ее словам, Андрея нашли без сознания проходящие мимо солдаты.

— Они попытались его разбудить, но не смогли. Солдаты понесли на руках Андрея в медчасть. Уже оттуда его погрузили в машину и завезли в военный госпиталь, — говорит женщина. — Тем временем военная часть не дает никакой информации, путают разные версии. Кто-то ничего не говорит, кто-то не знает нужных телефонов. Только извинения приносят, и если нужна какая-то помощь, то говорят обращаться. Но это и все в принципе. У меня такое ощущение, что они просто заметают следы преступления какого-то.

Наталья рассказывает, что «Андрей — очень спокойный, уравновешенный, у него везде только положительные характеристики, у нас никогда с ним не было конфликтов». По ее словам, Андрей хотел служить в армии. Парня призвали в армию осенью прошлого года. До этого он несколько месяцев проработал газоэлектросварщиком на «Беларуськалии».

— У Андрея средне-специальное образование. Сначала он учился на юриста, а затем — на газоэлектросварщика. Он закончил обучение с красным дипломом, — говорит Наталья.

Женщина рассказывает, что общалась с сыном по телефону за день до происшествия.

— Все было хорошо. Он ни на что и ни на кого не жаловался. Он никогда не расстраивал меня, по-мужски все решал самостоятельно. Он говорил, что с каждого момента ловит пользу. Я предположить не могу даже, как могло такое случиться…

Андрей вырос в многодетной семье, у него есть трое братьев. Андрей — самый старший.

Наталья рассказала, что к ней приезжал один из заместителей министра обороны, а также один из сослуживцев ее сына.

В 432-м госпитале сообщили, что к ним поступил Андрей Макоед, 1997 года рождения. В Минобороны ранее заявили, что совместно со Следственным комитетом выясняют причины получения травмы военнослужащим срочной военной службы. Травма получена в результате падения с высоты, уточнили в Минобороны.

***

120-я гвардейская отдельная механизированная бригада не первый раз в подобных сводках.

2 августа 2014 года в 432-й Главный военный медицинский клинический центр Вооруженных Сил Беларуси поступил военнослужащий с диагнозом "менингококковая инфекция". Несмотря на оказанную ему медицинскую помощь, его жизнь спасти не удалось. Молодой солдат проходил службу в 120-й отдельной гвардейской механизированной бригаде, которая располагается в Минске.

***

4 апреля 2018 года  в ходе плановых занятий по огневой подготовке на огневом городке 120-й отдельной механизированной бригады военнослужащими срочной военной службы, входившими в экипаж БМП, были нарушены меры безопасности при действиях при вооружении боевых машин. В результате один из членов экипажа старший механик-водитель БМП рядовой Дмитрий Удод получил огнестрельное ранение, несовместимое с жизнью. Известно, что парня призвали весной прошлого года из Калинковичей.

— Это случилось сегодня в Уручье после полудня, — рассказал пресс-секретарь Министерства обороны Владимир Макаров.

— Парня повезли в больницу или смерть наступила сразу?

— Насколько мне известно, сразу. Стрельба проходила из вооружения боевой машины пехоты — пулемета ПКТ. Другие обстоятельства сейчас выясняются.

***

30 июня 2018 года в 120 отдельной механизированной бригаде погиб офицер-капитан. Упал на территории парка техники, получил травму головы. Однако был доставлен не в медицинское учреждение, а по месту проживания — в общежитие. Там и умер, — написал в редакцию TUT.BY читатель.

Как узнал TUT.BY, погибшего военнослужащего звали Алексей Мензуренко. Ему было 29 лет, у него остался маленький сын.

— Лешку похоронили вместе с отцом, в один день. Люди шли за двумя гробами, — рассказывает TUT.BY родственница погибшего офицера. — Из Минска приехали ребята, коллеги Алексея, играл оркестр. Что с ним конкретно случилось, толком никто не знает, кажется, была гематома. Тело Алексея пять дней пролежало в морге, а 3 июля после продолжительной болезни умер отец Алешки. Их решили похоронить рядом.

До трагедии Алексей Мензуренко жил в комнате в общежитии. Его мама Светлана уже приезжала из Орши в Минск на беседу к следователю, но, признается женщина, была в таком шоковом состоянии, что мало что помнит из той беседы.

— Когда все случилось, Лешу отвезли не в больницу, а в общежитие, положили в комнате и попросили соседку присматривать за ним. Она приходила в 23.00 (29 июня. — Прим. TUT.BY), он еще был жив, спал, а утром 30-го — уже мертвый, — плачет Светлана, мама погибшего военнослужащего. — Вскрытие показало, что у него «тупая травма головы». Никаких подробностей не знаю: он сам упал, его толкнули или ударили. Почему ребенку не оказали медицинскую помощь? Что я теперь могу сделать — у меня в доме было двое похорон.

В комнату сына в общежитии женщина не смогла попасть, она была опечатана.

— 30 июня, находясь дома, в общежитии, умер офицер. Причины смерти устанавливаются компетентными органами, — прокомментировал случившееся TUT.BY Владимир Макаров, пресс-секретарь Министерства обороны.

Источник информации https://news.tut.by/society/636320.html
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

‡агрузка...

Из армии парень пришел с IV стадией рака с метастазами

— Вся деревня в таком шоке — вам не рассказать. Люди не знают, как сочувствовать и высказать соболезнования. Говорят: «Как это, чтобы в наше время из армии парень пришел с IV стадией рака с метастазами? — плача, говорит Таисия Григорьевна, бабушка умершего из-за рака желудка 26-летнего Михаила Риштовского. В мае 2018 года его призвали в армию, и по документам он был годным к службе. А уже в апреле 2019 года у него выявили рак желудка на последней, IV стадии. В июле молодой человек умер.

«В больнице у него открылось кровотечение и начало тошнить кровью. Там он и умер»

Историю Михаила Риштовского впервые рассказало издание «Наша Ніва». Молодой человек жил в деревне Трощицы Кореличского района Гродненской области, работал в местном колхозе, а в последнее время, еще до армии, ездил по Беларуси вахтовым методом и трудился строителем. Впервые в армию его призвали в 2017 году, но затем комиссовали по семейным обстоятельствам.

В мае 2018 года он снова пошел в армию, чтобы дослужить, и должен был вернуться в августе 2019 года, но уже в мае 2019 года его уволили в запас из-за болезни — рака желудка IV стадии.

Его сестра, Мария Грицкевич, рассказывает, что мама их воспитывала одна. Михаил был женат, и у него было много планов на будущее. При этом он «весь был в работе», а к армии относился скорее нейтрально. Считал, что современная армия отличается от той, которая была раньше, и смысла в службе, которая есть сегодня, особо и нет. Думал, что лучше это время потратить на работу и заработать денег.

Мария отмечает, что еще до армии брат часто жаловался на здоровье, у него были плохие анализы крови, тошнота, при этом почему-то к службе в армии он оказался годным.

СОЭ у него в крови зашкаливало еще до армии (показатель повышается, если есть воспалительные процессы. — Прим. TUT.BY), он постоянно жаловался на боли в животе и желудке. Был случай, когда он брился и порезался, и из маленькой царапинки пошло нагноение на пол-лица. Он тогда еще в больнице лежал. Он жаловался на тошноту и еще до призыва глотал зонд — исследование показало, что все нормально. Когда призывали, у него уже не было аппетита, он дома особо не ел. Мы думали, что на распределении по воинским частям, которое проходило в Гродно, заподозрят что-то неладное, Мишу отправят на дообследование или комиссуют домой. Мы созванивались с братом, и он говорил, что в Гродно его из врачей никто не смотрел.

Служить Михаил поехал в Слоним, и, по словам Марии, все время плохо себя чувствовал.

— Он говорил, что болит живот, нет аппетита, его тошнит… Мы постоянно созванивались — и он рассказывал, что дают таблетки. Миша лежал в санчастях — и во время службы, и во время учебки в Печах. В апреле он уже ничего не ел, и когда обратился в санчасть, его направили в военный госпиталь в Минск. Так мы и узнали, что у него рак желудка IV стадии с метастазами.

Рак уже был неоперабельный. Мария сходила на прием к министру обороны Андрею Равкову и попросила, чтобы брата оставили лечиться в Минске. В итоге его закрепили за РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова, где назначили три курса химиотерапии. На третий курс парень уже не приехал, потому что, по словам Марии, состояние было критическое.

— Из-за болезни у него в организме собиралась жидкость и рос живот. В больнице в Кореличах экстренно сделали операцию, а когда он уже был в отделении, по нашей просьбе Мишу перевели в больницу в поселок Мир. В Мире у него открылось кровотечение. Там он и умер. За две недели до смерти он при росте 184 сантиметра весил около 45 килограммов.

Мария говорит, что после трагедии с братом обращалась в Генпрокуратуру. Оттуда, по ее словам, пришел ответ, где указано, что заболевание Михаил получил во время военной службы. Однако она с этим не согласна и считает, что на брата просто не обратили должного внимания как во время призыва, так и во время службы, не выявили рак на ранней стадии, когда ему еще было реально помочь. Мария сомневается, что за год опухоль могла прогрессировать до IV стадии.

Медики: «Никогда в жизни никто не отправит в армию с плохими анализами»

Деревня Трощицы относится к медучреждениям городского поселка Мир. Это поселок в этом же Кореличском районе, от деревни до него — около восьми километров. Жители Трощиц к врачам ездят именно туда: в Мире есть и поликлиника, и больница. Там журналистам TUT.BY комментировать что-либо по ситуации с Михаилом Риштовским отказались и сказали, что эта информация охраняется медицинской тайной.

За призыв отвечает районный исполнительный комитет. Медкомиссия, которая освидетельствует призывников, состоит из медиков местных учреждений здравоохранения. Они решают, годен ли человек к службе, на основании данных о его состоянии здоровья. Военкомат же обязан призвать человека, если медики решили, что он годен.

Елена Майсак, главврач Кореличской районной центральной больницы, замечает, что всю информацию по ситуации с Михаилом Риштовским они предоставляли в управление здравоохранения, так как его родные обращались в прокуратуру.

—  И у него не было никаких жалоб и заболеваний, связанных с желудком? — уточняем.

— Нет.

— И к службе он был годен?

— Да.

Елена Майсак говорит, что призывников они всегда обследуют — «от и до».

— Не дай Бог отправить больного ребенка, — говорит главврач.

Она отрицает, что показатель СОЭ в анализах крови Михаила, как говорят его родные, был превышен в три раза, и отмечает, что никто ни в коем случае не мог подменить анализы — они все регистрируются.

—  У парня были хорошие анализы. Отправляем человека в армию — у него все должно быть идеальное. Да, могут быть какие-то отклонения — тогда призывники годны с ограничениями, то есть не годны для службы в определенных войсках. Но никогда в жизни никто не отправит в армию с плохими анализами. Если бы они были плохие, его бы сняли с отправки в областном сборном пункте.

Минобороны: «Опухоль оказалась агрессивной и быстро прогрессирующей»

В выписном эпикризе из главного военного госпиталя указано, что Михаил еще в феврале 2018 года жаловался на периодическую тошноту и рвоту. И в этом же году он глотал зонд в кореличской больнице. Заключение исследования — эритематозная гастропатия. Это состояние, которым описывают покраснение слизистой оболочки желудка.

Из этого же эпикриза следует, что Михаил примерно через год, в марте 2019 года, жаловался на снижение аппетита, тошноту, рвоту и вздутие живота после еды. Сестра Михаила говорит, что эти жалобы были и раньше.

Дмитрий Альховик, полковник медицинской службы, начальник военно-медицинского управления Министерства обороны, рассказывает, что, по его данным, впервые с жалобами на проблемы с пищеварением Михаил обратился только в апреле.

— До 10 апреля 2019 года он, как и большинство военнослужащих, обращался за медицинской помощью и был на медицинских осмотрах. Но все его обращения были связаны с двумя моментами: проблемами со спиной и простудными заболеваниями. На фоне того, что у него был сколиоз, жалобы на проблемы со спиной вполне объяснимы. 10 апреля 2019 года впервые были зарегистрированы жалобы на проблемы с пищеварением, тянущие боли в области желудка. 12 апреля ему в медроте в Слониме сделали фиброгастродуоденоскопию (ФГДС) и увидели в желудке новообразование. Для дальнейшего обследования военнослужащего направили в военный госпиталь в Минск, где ему сделали не только повторную фиброгастродуоденоскопию, но и компьютерную томографию и весь спектр обследований. 25 апреля в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова по поводу пациента состоялся консилиум, где поставили предварительный диагноз — рак желудка. С 15 мая там же начали химиотерапию.

— Но рак нашли на IV стадии. Как такое могло произойти?

— Это обусловлено особенностью развития данного заболевания. Человек обращается за помощью уже когда есть какие-то жалобы, а чтобы они появились, нужно чтобы опухоль мешала пищеварению. Но данная опухоль росла не в просвет желудка, а вдоль стенки. Простыми словами, она ползла по стенке желудка. На ранних стадиях никаких клинических проявлений не было. При этом опухоль оказалась агрессивной и быстро прогрессирующей, дающей клинические проявления только на поздних этапах.

Дмитрий Альховик отмечает, что на первую химиотерапию Михаила возили из военного госпиталя, там же молодой человек и восстанавливался после нее, а затем родные попросили забрать его домой. После этого его и уволили в запас.

— 26 лет! Столько было планов, столько надежд! Если бы раньше обратили внимание на его жалобы! Может, думали, что он косит… Но это страшно. Я плачу день и ночь. Такой золотой парнишка. Люди из деревни на руках на кладбище его несли, несмотря на то, что кладбище далековато, — плачет бабушка Михаила Таисия Григорьевна.

Наталья Костюкевич / TUT.BY



‡агрузка...