Министром здравоохранения Беларуси назначен Владимир Караник

11.06.2019
2142
0
Министром здравоохранения Беларуси назначен Владимир Караник

Президент Беларуси Александр Лукашенко назначил на должность министра здравоохранения Владимира Караника, передает корреспондент БЕЛТА.

На этой должности Караник сменил Валерия Малашко, который успел поработать министром почти 2,5 года. Валерию Малашко пришлось руководить ведомством во время громкого «дела медиков», после которого несколько главврачей больниц, а также заместитель министра отправились в колонии.

Предыдущий министр Василий Жарко занимал пост 10 лет.

В системе здравоохранения нужно навести порядок, чтобы не допускать коррупционных проявлений. Об этом заявил Президент Беларуси Александр Лукашенко, назначая Владимира Караника на должность министра здравоохранения, передает корреспондент БЕЛТА.

"Это же позор, когда снизу доверху повязаны взятками руководители учреждений и организаций!

Притом хорошие руководители, которые себя хорошо как специалисты зарекомендовали (не будем называть фамилии), - возмутился глава государства. - До сих пор ко мне ходят, просят: уникальный человек, отпустите, он будет там дневать и ночевать в учреждении здравоохранения. Взятки, которые взял, вернул в двойном размере - надо простить. Сижу и думаю: а как простить? Ведь предупреждал же всех, что коррупция - это не про Беларусь. Прощения не будет никому. Немножко прибурели, как в народе говорят, обнаглели, поэтому всех надо привести в чувство. И вы это можете сделать".

"Это же позор, когда снизу доверху повязаны взятками руководители учреждений и организаций! Притом хорошие руководители, которые себя хорошо как специалисты зарекомендовали (не будем называть фамилии), - возмутился глава государства. - До сих пор ко мне ходят, просят: уникальный человек, отпустите, он будет там дневать и ночевать, в учреждении здравоохранения. Взятки, которые взял, вернул в двойном размере - надо простить. Сижу и думаю: а как простить? Ведь предупреждал же всех, что коррупция - это не про Беларусь. Прощения не будет никому. Немножко прибурели, как в народе говорят, обнаглели, поэтому всех надо привести в чувство. И вы это можете сделать".

Президент напомнил, что в свое время принял решение передать Минздраву полномочия централизованно приобретать как медицинское оборудование, так и лекарства. "Пожалуйста, закупайте, устанавливайте, лечите людей. Надо еще раз посмотреть на эту систему", - потребовал он от нового министра.

В числе важных задач глава государства обозначил развитие импортозамещения. "Все-таки $500 млн, как мы тратили два года назад только на лекарства, это много для страны. Надо эти деньги оставить у себя, развивать свои направления. Если не можем, ладно, на $100 млн будем закупать, раз нет возможности такие качественные лекарства произвести у себя. Закупим в Швейцарии, Америке, Германии что нужно для людей. Должны быть и импортные лекарства. Да, они будут дорогие. Кто захочет купить дороже - покупайте. Альтернативные - отечественные - должны быть. И они неплохие. Я в этом убедился сам, изучал эту проблему", - сказал Александр Лукашенко.

Президент убежден, что опыт работы Владимира Караника в качестве главного врача больницы позволяет ему компетентно судить о наличии недостатков в системе закупок, равно как и видеть проблемы в системе здравоохранения в целом. "Вы сейчас очень хорошо чувствуете эти недостатки, - сказал глава государства. - Вы как раз этот пласт должны поднять до уровня министра, правительства, если нужно, пожалуйста, говорите, я готов поддержать, помочь. Надо решить эти проблемы. Мы это можем решить".

"Вы человек достаточно волевой, даже жесткий, решительный, знающий дело. Я клоню к тому, что сейчас такой период (несмотря на то, что здравоохранение у нас на уровне, во всем мире почитается и упоминается везде и я вижу, что дела идут неплохо), когда мы как-то застыли на одном месте, нет динамики, надо движение вперед. Надо навести порядок", - обратился Александр Лукашенко к новому министру.

Президент выразил неудовлетворение работой на этом посту прежнего руководителя Минздрава Валерия Малашко

"У меня складывается впечатление, что министерство не совсем эффективно управляется самим министром. Человек он хороший, толковый, очень хороший специалист, опытный, работал заместителем председателя облисполкома, опыта у него предостаточно. Но бывает так, что не его это работа. Хороший врач, вроде бы на вторых ролях хорошо себя зарекомендовал. Ну а тут как-то не сориентировался, - констатировал Александр Лукашенко. - Мы найдем ему достойную работу".

"После представления (коллективу Минздрава. - Прим. БЕЛТА) вам надо сесть, подумать, с кем вы будете работать. Думаю, не все там плохие люди в министерстве. Надо их просто организовать. Наметьте себе определенный план после более глубокого изучения всей республики и действуйте", - сказал Президент.

Владимир Караник намерен вплотную заняться устранением условий, создающих почву для коррупционных правонарушений при закупке лекарств и медоборудования

Об этом он заявил сегодня, отвечая на вопросы журналистов, передает корреспондент БЕЛТА.

Как подчеркнул министр, для системы здравоохранения приоритетной остается задача обеспечить качественную, доступную медицинскую помощь для населения. "Это касается как первичного звена, так и высокотехнологичной медицинской помощи. Для решения этой задачи нужно обеспечить максимально эффективное использование имеющегося оборудования и поддержание его в работоспособном состоянии, - сказал он. - Основная задача - четкая управляемость системой, организация ее бесперебойного функционирования и доступность медицинской помощи для наших граждан".

По мнению Владимира Караника, важно также предотвратить возможность совершения любого рода коррупционных правонарушений. А для этого необходимо создать максимально открытую систему государственных закупок, в основе которой - честная конкуренция и выбор на основании минимальной цены при приемлемом качестве. "Наша задача - выстроить систему ведомственного контроля так, чтобы там не было возможности для коррупционных правонарушений. Чтобы тем (представителям бизнеса. - Прим. БЕЛТА), кто приходит на наш рынок, было проще пройти понятными, установленными процедурами, чем искать обходные пути и платить за это деньги", - подчеркнул министр.

Малашко Валерий Анатольевич
Министр здравоохранения Республики Беларусь Малашко Валерий Анатольевич
1 31
Министр здравоохранения Республики Беларусь Караник Владимир Степанович
Главврач в Минске Караник Владимир Степанович
1 143
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

‡агрузка...

43-летний юрист умер после операции в военном госпитале

Житель Борисова Станислав Черников умер в марте 2018 года. Ему было 43 года. Мужчина пошел на операцию из-за геморроя, у него открылась язва, и через несколько суток он умер.

«Просил направить в „вышестоящую“ больницу. Ответили: нетранспортабельный»

Алексей Григорьевич Черников чуть больше года назад похоронил 43-летнего сына. Сын работал юристом, воспитывал ребенка. В феврале прошлого года он лег в военный госпиталь в Борисове сделать операцию, а на шестой день умер уже в другой клинике в Минске. Забыть такое невозможно, и сегодня, словно это было вчера, он вспоминает события конца зимы — начала весны 2018-го.

— Сына беспокоили геморроидальные узлы, он обследовался у врача в частной клинике в Жодино, думал ехать на операцию в Минскую областную клиническую больницу. Уже собирался это сделать, но встретил в Борисове знакомого хирурга из военного госпиталя, — рассказывает он, как сын решил лечь на операцию в Борисове.

22 февраля 2018 года Станислав заключил договор о платных услугах с Борисовским военным госпиталем и прошел обследование перед операцией по удалению геморроидальных узлов прямой кишки.

По словам Людмилы, супруги Станислава, за обследование перед госпиталем заплатили около 60 рублей. Еще какую-то сумму платили за койко-место примерно в течение трех-четырех дней. Каждый день стоил около 20 рублей. Сама операция, по словам отца Станислава, была бесплатная, но предполагалось, что после нее нужно будет еще заплатить за наблюдение и нахождение в госпитале.

28 февраля Станиславу операцию сделали.

— 1 марта мы его навестили — чувствовал себя нормально. 2 марта с утра мне позвонил его врач и сказал, что у сына открылось кровотечение. Я приехал в госпиталь и попросил немедленно направить в «вышестоящую» больницу. Ответили, что он нетранспортабельный.

По словам Алексея Григорьевича, у сына еще в 2009 году нашли язву двенадцатиперстной кишки. Причем тогда ФГДС («зонд») ему делали в том же военном госпитале. Он удивляется, почему перед операцией врачи не сделали ему эту же процедуру и не проверили, есть ли язва.

Собеседник рассказывает, что после операции по поводу геморроя, по словам сына, он попросил по совету врачей купить ему колы. Бутылки с ней Алексей Григорьевич видел у него в госпитале.

После смерти сына Алексей Григорьевич сразу же написал заявление в СК.

Из заключения судмедэкспертизы от 16 августа 2018 года следует, что кровотечение у Станислава обнаружили поздно вечером 1 марта.

Уже тогда предположили, что это может быть осложнением язвы двенадцатиперстной кишки и сделали ему «зонд». Исследование это подтвердило.

2 марта мужчине не один раз переливали кровь, а также во время гастроскопии провели обкалывание язвы. Кровотечение все равно продолжалось. Днем того же дня ему сделали операцию по ушиванию язвы. 3 и 4 марта состояние Станислава ухудшалось, медики предположили, что кровотечение продолжается.

— Я все время настаивал на том, чтобы его перевели в другие клиники. 5 марта с утра в госпитале мне сказали, что «никто не хочет его брать».

Затем приехали доктора из военного госпиталя в Минске, провели консилиум, и вечером его на реанимобиле туда забрали. И если раньше мне говорили, что он нетранспортабельный, то сейчас он им почему-то стал. 

Его в Минске — на операционный стол, еще какую-то операцию хотели сделать, но он умер.

После этого отец Станислава обратился в Следственный комитет и попросил возбудить уголовное дело по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса (Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником).

Эксперты: «Пациент сам утаил от врачей, что у него была язва»

По мнению Алексея Григорьевича, если бы в военном госпитале перед операцией взяли карточку сына из поликлиники, то увидели бы, что у него язва и, возможно, не делали бы операцию из-за геморроя. При этом когда его состояние ухудшалось, по словам отца, письменного согласия на операцию сын не давал. Также он не понимает, почему сына так долго не переводили в другие больницы.

— Они пытались своими силами спасти человека, но, думаю, у них не было таких возможностей.

16 августа 2018 года закончилась судмедэкспертиза. В ней медики объясняли, что у Станислава спрашивали, была ли у него язва, и он ответил, что нет. По поводу колы один из врачей подтвердил, что сам рассказал Станиславу, что после операции могут возникнуть постпункционные головные боли и лечить их можно внутривенной инъекцией кофеина или продуктами с кофеином — чаем, кофе и колой. Но так как на боли он не жаловался, никакие кофеиносодержащие лекарства и продукты Станиславу не назначались.

В заключении судмедэкспертизы указано, что причиной смерти стала язва двенадцатиперстной кишки, осложненная прободением кишки с местным перитонитом, желудочно-кишечным кровотечением с массивной кровопотерей, геморрагическим шоком, синдромом диссеминированного внутрисосудистого свертывания, полиорганной недостаточностью.

Специалисты добавили, что по данным медицинской литературы и хирургической практики, смерть в больнице пациентов с желудочно-кишечным кровотечением составляет 5%, при развитии геморрагического шока прогноз ухудшается — летальность может достичь 50%. Геморрагический шок — это состояние, которое возникает из-за массивной кровопотери и выходит, что объем крови не соответствует объему сосудистого русла. В итоге может развиться недостаточность нескольких функциональных систем организма.

Эксперты пишут, что клинические, инструментальные и лабораторные обследования перед операцией провели в достаточном объеме «для установления правильного, но неполного диагноза — хронический геморрой, осложненный кровотечениями». Анамнез собрали неполно, не затребовали выписку о перенесенных заболеваниях из поликлиники, и это повлияло на то, что перед операцией не диагностировали язву.

Почему врачи это сделали? Эксперты указывают, что Станислав сам утаил от медиков, что у него была язва. Отец Станислава считает, что этот момент можно было бы увидеть в выписке из поликлиники, если бы ее запросили.

В заключении экспертов указаны недостатки в работе врачей Борисовского военного госпиталя: например, дежурный медик 1 марта в 17.30 не назначила Станиславу общий анализ крови и не вызвала срочно эндоскописта, в итоге гастроскопию сделали только в 23.00. Также, по мнению специалистов, хирурги необоснованно отсрочили ушивание язвы, когда кровотечение не прекращалось. По оценкам экспертов, операцию нужно было сделать раньше.

Так как в госпитале не было анализатора, который оценивает кислотно-щелочное состояние организма, этот анализ не делали, а он был нужен. Кровь со 2 по 3 марта перелили в недостаточном объеме. И что важно, специалисты пришли к выводу: Станислава стоило перевести в «вышестоящую» больницу не позднее утра 3 марта. А там, напомним, он оказался только вечером 5 марта.

Это не все. Есть еще один момент: в заключении судмедэкспертизы написано, что подготовка к операции и сама операция могли вызвать у Станислава стресс и способствовать развитию обострения язвы двенадцатиперстной кишки. На это также могло повлиять и то, что после операции он пил колу.

И итог: основным фактором смерти, по мнению экспертов, стал характер и тяжесть болезненного процесса. А недостатки в действиях врачей в Борисовском военном госпитале «могли способствовать неблагоприятным последствиям течения патологического процесса, однако в причинной связи с наступившими последствиями: обострением имевшейся и скрываемой пациентом язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, осложнившейся точечным прободением кишки с местным перитонитом, активным рецидивным желудочно-кишечным кровотечением с массивной кровопотерей, геморрагическим шоком, ДВС-синдромом, полиорганной недостаточностью и смертью пациента, не состоят».

По делу провели повторную судебно-медицинскую экспертизу. Она завершилась 22 декабря 2018 года.

Эксперты отметили, что неосложненная язва не считается противопоказанием для операции по поводу геморроя. А лапаротомия (разрез брюшной стенки для доступа к брюшной полости. — Прим. TUT.BY), которую делали в госпитале, не считается сложным медицинским вмешательством, поэтому на нее не нужно письменное согласие. Они ссылаются на указ президента № 619. При этом указывают, что в записи из госпиталя в истории болезни согласие получено.

В приложениях к указу президента № 619 есть перечень высокотехнологичных и сложных медицинских вмешательств. Но сама по себе суть документа касается материального стимулирования. Он так и называется «О совершенствовании материального стимулирования отдельных категорий врачей и медицинских сестер».

Алексей Григорьевич обратился за разъяснениями в Госкомитет судебных экспертиз. 4 апреля 2019 года ему пришел ответ. В нем написано, что к экспертизам привлекались высококвалифицированные клинические и компетентные специалисты, и их заключения не вызывают сомнений в научной обоснованности и объективности.

«В заключениях экспертами не делалось каких-либо выводов о невиновности врачей. Вина является юридическим, а не судебно-медицинским понятием, поэтому ее установление выходит за пределы компетенции судебно-медицинской экспертизы», — написали там.

Дополнительно в ответе сообщили, что сведений о даче экспертами «ложного заключения», «подложных выводов» либо «заинтересованности в оказании помощи уйти от уголовной ответственности врачам и должностным лицам военного госпиталя в Борисове» не установлено. Но если Алексей Григорьевич знает о таких фактах, то сам может обратиться в органы уголовного преследования.

По поводу того, является ли лапаротомия сложным медицинским вмешательством, в Госкомитете судебных экспертиз ответили, что перечень сложных вмешательств регламентирован приложением к указу президента № 619 и эксперты были в этом правы.

Сейчас идет дополнительная экспертиза по делу Станислава Черникова.

— Окончательное процессуальное решение по данному факту не принято. Следствие ожидает заключения назначенной дополнительной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, — рассказала официальный представитель УСК по Минской области Татьяна Белоног.

Алексей Григорьевич до сих пор не может понять, как вообще вышло так — что сын умер.

— Ведь кровотечение у него началось в больнице, а не в лесу или на рыбалке! — удивляется он.

***

Как рассказали TUT.BY в отделе информации Генпрокуратуры 26 июня 2019, по факту смерти Станислава Черникова из Борисова, который лечился от геморроя в военном госпитале и умер из-за язвы, возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса (Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником). Санкция статьи предполагает наказание в виде ограничения свободы на срок до пяти лет или лишения свободы на тот же срок со штрафом и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

Дело направили для организации предварительного расследования в прокуратуру Минской области. Там уточнили, что еще 6 июня его передали для предварительного расследования в УСК по Минской области.

— В Борисовский районный отдел Следственного комитета поступило уголовное дело, возбужденное Генеральной прокуратурой, для дальнейшего расследования, — сказала официальный представитель областного УСК Татьяна Белоног.

По словам Алексея Черникова, отца умершего пациента, ранее Борисовский районный отдел Следственного комитета в возбуждении уголовного дела отказывал.

Напомним, Станислав Черников умер в марте 2018 года. Ему было 43 года. В феврале прошлого года мужчина лег на операцию в военный госпиталь в Борисове из-за геморроя, после операции у него открылась язва, а на шестой день он умер уже в военном госпитале в Минске.

Наталья Костюкевич / Фото: Дарья Бурякина / TUT.BY



‡агрузка...

Доктора в социальных сетях