Онкологи: Рак лечат в Беларуси, только в единичных случаях возможен выезд за рубеж

10.03.2015
608
0

В 2014 г. в Беларуси было выявлено более 45 тыс. новых случаев злокачественных новообразований. В 2030-м году, предполагается, что это число составит 70 тыс. Специалисты объясняют рост онкологических заболеваний внешними факторами (прежде всего, ухудшением экологии), а также увеличением продолжительности жизни людей. Поскольку успехи в лечении онкологических заболеваний напрямую зависят от своевременности их выявления, крайне важно улучшить раннюю диагностику, организовать проведение скрининга определенных локализаций опухолей.

В том, какие методы исследования наиболее эффективны для раннего выявления онкопатологии разных органов, в новых возможностях, которые открываются перед белорусами в ближайшей перспективе, и в проблемах, с которыми пока сталкиваются онкологи, корреспонденту агентства «Минск-Новости» помогал разобраться заведующий отделом организации противораковой борьбы РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова Павел Моисеев.

Говорят цифры

В структуре смертности населения нашей страны онкологические заболевания составляют 14 %.

За 10 лет онкозаболеваемость (на 100 тыс. населения) выросла в Беларуси почти на 24 %, а смертность сократилась на 12 %. Из вновь выявленных в течение года пациентов со злокачественными новообразованиями умирают 22 %.

Всего сегодня на онкологическом учете состоят около 260 тыс. человек.

Каждый третий человек в мире в течение жизни имеет шанс заболеть раком.

При первой стадии заболевания 5-летняя выживаемость с момента постановки диагноза составляет 94 %. При 4-й стадии – 28 %. Однако тех, кто обращается при первой стадии, в нашей стране только 30 % от общего числа заболевших.

В США при раке предстательной железы 5-летняя выживаемость больных достигает 100 %, а у нас – только порядка 60 %.

Для каждого органа – свой метод

Лидирующие позиции среди онкологических заболеваний в Беларуси сегодня занимают рак легкого, рак предстательной железы, рак молочной железы, рак кишечника и желудка. Отрадная тенденция – некоторое снижение показателей рака легкого и рака желудка. По прогнозам специалистов, такая структура онкозаболеваний в ближайшем будущем сохранится.

У представителей сильного пола последние годы на первое место выходит рак предстательной железы (19,6 % в структуре онкозаболеваемости среди мужчин). Объясняется это, во-первых, объективным ростом этой патологии, а во-вторых, гораздо лучшей, чем прежде, выявляемостью. Благодаря повсеместному внедрению анализа крови на простат-специфический антиген, биопсии, и пока еще выборочному скринингу (он проводится в отдельных районах среди мужчин, считающих себя здоровыми, в возрастной категории от 50 до 70 лет), это заболевание может диагностироваться на той стадии, когда еще нет никаких его симптомов и клинических проявлений.

Проведение скрининга рака предстательной железы тормозится пока из-за нехватки оборудования и подготовленных кадров. Для большей эффективности в ранней диагностике этой онкопатологии необходимо организовать и отладить полный цикл: от момента сдачи крови до получения результата биопсии, направления на лечение.

Рак молочной железы лидирует в структуре онкопатологии у женщин (22,2 %). Для своевременного обращения к врачу самообследование по-прежнему остается актуальным методом. Но пальпация позволяет обнаружить опухоль размером в 1 см и более, а это уже вторая, а возможно, и третья стадии заболевания. А вот маммографическое исследование позволяет выявлять опухоли на нулевых и начальных стадиях, при которых выполняются органосохранные операции, и пациентки остаются социально адаптированными и трудоспособными. Поэтому после 50 лет (в некоторых странах после 45) каждая женщина раз в два года должна проходить это обследование. Для этой категории в мире разработан специальный маммографический скрининг. У нас его внедрение пока продвигается медленно из-за недостаточной материально-технической базы (необходимы маммографы современного уровня и приставки для биопсии молочной железы) и дефицита высококвалифицированных специалистов, способных грамотно прочитать рентгенограмму, оценить ее и провести биопсию.

Для предотвращения развития колоректального рака нужно своевременно выявить и удалить полипы толстого кишечника (предраковые симптомы). Поэтому каждому человеку после 50, который заботится о своем здоровье, один раз в 10 лет нужно выполнять поднаркозную колоноскопию. В случае наследственной предрасположенности она показана раньше и чаще. В Минске это исследование можно провести в диагностическом центре, во многих городских больницах, в ряде частных центров.

В Беларуси неплохо выстроена система осмотров и гинекологической помощи. Однако качественный учет проблемных пациенток у нас пока как следует не налажен. А главное – до сих пор не внедрены современные методы жидкостной цитологии, которые позволяют на ранних этапах выявлять изменения шейки матки, раковые опухоли (окрашивание мазков по Папаниколау) и отсутствует необходимое для этого оборудование. Из-за этого не удается внедрить хорошо известную и уже отработанную в мире методику скрининга рака шейки матки. Хотя кадры для этих целей уже готовятся и проведена большая подготовительная работа по формированию контингентов женщин, подлежащих такому скринингу.

Рак легкого непросто поддается диагностике, поскольку злокачественные новообразования подолгу не дают о себе знать. Кашель с кровью, боли в грудной клетке – уже симптомы опухолей поздних стадий.

Флюорография – несколько архаичный метод выявления рака легкого. Сегодня для определения этой патологии необходима качественная цифровая рентгенограмма или низкодозовая компьютерная томография. Это достаточно дорогостоящее исследование, есть проблемы с оборудованием и квалифицированными специалистами.

Профилактика этой патологии – отказ от курения, которое в 80 % случаев – причина возникновения рака легкого. Кроме того, курение часто провоцирует и рак мочевого пузыря. Из-за распространения этой вредной привычки среди женщин у них все чаще обнаруживают рак пищевода, глотки, гортани, прежде встречающиеся преимущественно у мужчин.

Злостным курильщикам в идеале нужно дважды в год проводить рентгенологическое обследование и раз в год – бронхоскопию. Ежегодно это необходимо делать и людям из групп риска: с хроническими заболеваниями легких, работающим во вредных условиях, перенесшим туберкулез.

Что касается остальных локализаций рака, для них нет четко разработанного плана скрининга. Поэтому и проблем возникает больше. Хотя ранняя диагностика при проведении своевременных исследований возможна и при них. Так, для диагностики рака желудка по-прежнему используется фиброгастроскопия. Для выявления злокачественных новообразований головного мозга существуют такие методы, как осмотр глазного дна, энцефалография, МРТ, компьютерная томография.

Новые перспективы диагностики

В этом году в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова планируется открыть два уникальных структурных подразделения: Республиканскую молекулярно-генетическую лабораторию и Центр позитронно-эмиссионной томографии. Первое событие ожидается в мае, второе – осенью.

– Молекулярно-генетическая лаборатория объединит 6 отделений, оснащенных самым современным оборудованием, каждое из которых будет заниматься своим направлением, – рассказывает Павел Моисеев. – Уже сегодня существующая у нас лаборатория позволяет выполнять исследования по опухолевым маркерам разных локализаций. Исследуя геном человека, можно найти его поломки, мутации, которые ответственны за возникновение рака. Это еще более ранний этап, чем скрининг: он позволяет обнаружить предрасположенность к возникновению опухолей, направить человека на дообследование, предсказать вероятность развития патологии и назначить профилактические меры для предупреждения ее развития. Таким образом, можно индивидуализировать лечение и контролировать его. Успех такого лечения гарантирован на 90 %.

В первую очередь такие исследования показаны людям с наследственной предрасположенностью к онкологическим заболеваниям, представителям групп риска. Но сделать их сможет каждый, кто заботится о своем здоровье.

А вот позитронно-эмиссионная томография – уточняющий диагностический метод, который на основе химических реакций позволяет выявлять опухолевые клетки в организме. Это крайне важно для планирования и контроля эффективности лечения.

С помощью позитронно-эмиссионной томографии можно проверить, остались ли после химиотерапии очаги, не поддавшиеся лечению, и целенаправленно воздействовать именно на них.

Уже сегодня рак – не приговор

Многие люди с онкологическими заболеваниями излечиваются полностью, продолжают работать и радоваться жизни.

Благодаря серьезной финансовой поддержке государства развитие нашей онкологической службы, ее оснащенность оборудованием, материалами и лекарствами, уровень хирургических вмешательств ничем не уступают зарубежным клиникам.

Сегодня, по словам специалистов, при любых онкологических заболеваниях высококвалифицированная помощь может быть оказана в Беларуси. Только в случае уникальных по своему расположению и природе опухолей, которые оперируются в мире в единичных клиниках, единичными специалистами, обоснован выезд за пределы страны. Обычно наши граждане, выезжающие за рубеж для проведения операций по поводу лечения рака, исходят из соображений лучших условий, лучшего ухода. В отношении обеспечения комфортности для пациентов мы пока отстаем от европейских клиник.

Ольга Поклонская

Источник информации http://minsknews.by/blog/2015/03/06/pri-pervoy-stadii-raka-v-belarusi-obrashhayutsya-za-pomoshhyu-tolko-30-ot-obshhego-chisla-zabolevshih/
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

‡агрузка...

Из армии парень пришел с IV стадией рака с метастазами

— Вся деревня в таком шоке — вам не рассказать. Люди не знают, как сочувствовать и высказать соболезнования. Говорят: «Как это, чтобы в наше время из армии парень пришел с IV стадией рака с метастазами? — плача, говорит Таисия Григорьевна, бабушка умершего из-за рака желудка 26-летнего Михаила Риштовского. В мае 2018 года его призвали в армию, и по документам он был годным к службе. А уже в апреле 2019 года у него выявили рак желудка на последней, IV стадии. В июле молодой человек умер.

«В больнице у него открылось кровотечение и начало тошнить кровью. Там он и умер»

Историю Михаила Риштовского впервые рассказало издание «Наша Ніва». Молодой человек жил в деревне Трощицы Кореличского района Гродненской области, работал в местном колхозе, а в последнее время, еще до армии, ездил по Беларуси вахтовым методом и трудился строителем. Впервые в армию его призвали в 2017 году, но затем комиссовали по семейным обстоятельствам.

В мае 2018 года он снова пошел в армию, чтобы дослужить, и должен был вернуться в августе 2019 года, но уже в мае 2019 года его уволили в запас из-за болезни — рака желудка IV стадии.

Его сестра, Мария Грицкевич, рассказывает, что мама их воспитывала одна. Михаил был женат, и у него было много планов на будущее. При этом он «весь был в работе», а к армии относился скорее нейтрально. Считал, что современная армия отличается от той, которая была раньше, и смысла в службе, которая есть сегодня, особо и нет. Думал, что лучше это время потратить на работу и заработать денег.

Мария отмечает, что еще до армии брат часто жаловался на здоровье, у него были плохие анализы крови, тошнота, при этом почему-то к службе в армии он оказался годным.

СОЭ у него в крови зашкаливало еще до армии (показатель повышается, если есть воспалительные процессы. — Прим. TUT.BY), он постоянно жаловался на боли в животе и желудке. Был случай, когда он брился и порезался, и из маленькой царапинки пошло нагноение на пол-лица. Он тогда еще в больнице лежал. Он жаловался на тошноту и еще до призыва глотал зонд — исследование показало, что все нормально. Когда призывали, у него уже не было аппетита, он дома особо не ел. Мы думали, что на распределении по воинским частям, которое проходило в Гродно, заподозрят что-то неладное, Мишу отправят на дообследование или комиссуют домой. Мы созванивались с братом, и он говорил, что в Гродно его из врачей никто не смотрел.

Служить Михаил поехал в Слоним, и, по словам Марии, все время плохо себя чувствовал.

— Он говорил, что болит живот, нет аппетита, его тошнит… Мы постоянно созванивались — и он рассказывал, что дают таблетки. Миша лежал в санчастях — и во время службы, и во время учебки в Печах. В апреле он уже ничего не ел, и когда обратился в санчасть, его направили в военный госпиталь в Минск. Так мы и узнали, что у него рак желудка IV стадии с метастазами.

Рак уже был неоперабельный. Мария сходила на прием к министру обороны Андрею Равкову и попросила, чтобы брата оставили лечиться в Минске. В итоге его закрепили за РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова, где назначили три курса химиотерапии. На третий курс парень уже не приехал, потому что, по словам Марии, состояние было критическое.

— Из-за болезни у него в организме собиралась жидкость и рос живот. В больнице в Кореличах экстренно сделали операцию, а когда он уже был в отделении, по нашей просьбе Мишу перевели в больницу в поселок Мир. В Мире у него открылось кровотечение. Там он и умер. За две недели до смерти он при росте 184 сантиметра весил около 45 килограммов.

Мария говорит, что после трагедии с братом обращалась в Генпрокуратуру. Оттуда, по ее словам, пришел ответ, где указано, что заболевание Михаил получил во время военной службы. Однако она с этим не согласна и считает, что на брата просто не обратили должного внимания как во время призыва, так и во время службы, не выявили рак на ранней стадии, когда ему еще было реально помочь. Мария сомневается, что за год опухоль могла прогрессировать до IV стадии.

Медики: «Никогда в жизни никто не отправит в армию с плохими анализами»

Деревня Трощицы относится к медучреждениям городского поселка Мир. Это поселок в этом же Кореличском районе, от деревни до него — около восьми километров. Жители Трощиц к врачам ездят именно туда: в Мире есть и поликлиника, и больница. Там журналистам TUT.BY комментировать что-либо по ситуации с Михаилом Риштовским отказались и сказали, что эта информация охраняется медицинской тайной.

За призыв отвечает районный исполнительный комитет. Медкомиссия, которая освидетельствует призывников, состоит из медиков местных учреждений здравоохранения. Они решают, годен ли человек к службе, на основании данных о его состоянии здоровья. Военкомат же обязан призвать человека, если медики решили, что он годен.

Елена Майсак, главврач Кореличской районной центральной больницы, замечает, что всю информацию по ситуации с Михаилом Риштовским они предоставляли в управление здравоохранения, так как его родные обращались в прокуратуру.

—  И у него не было никаких жалоб и заболеваний, связанных с желудком? — уточняем.

— Нет.

— И к службе он был годен?

— Да.

Елена Майсак говорит, что призывников они всегда обследуют — «от и до».

— Не дай Бог отправить больного ребенка, — говорит главврач.

Она отрицает, что показатель СОЭ в анализах крови Михаила, как говорят его родные, был превышен в три раза, и отмечает, что никто ни в коем случае не мог подменить анализы — они все регистрируются.

—  У парня были хорошие анализы. Отправляем человека в армию — у него все должно быть идеальное. Да, могут быть какие-то отклонения — тогда призывники годны с ограничениями, то есть не годны для службы в определенных войсках. Но никогда в жизни никто не отправит в армию с плохими анализами. Если бы они были плохие, его бы сняли с отправки в областном сборном пункте.

Минобороны: «Опухоль оказалась агрессивной и быстро прогрессирующей»

В выписном эпикризе из главного военного госпиталя указано, что Михаил еще в феврале 2018 года жаловался на периодическую тошноту и рвоту. И в этом же году он глотал зонд в кореличской больнице. Заключение исследования — эритематозная гастропатия. Это состояние, которым описывают покраснение слизистой оболочки желудка.

Из этого же эпикриза следует, что Михаил примерно через год, в марте 2019 года, жаловался на снижение аппетита, тошноту, рвоту и вздутие живота после еды. Сестра Михаила говорит, что эти жалобы были и раньше.

Дмитрий Альховик, полковник медицинской службы, начальник военно-медицинского управления Министерства обороны, рассказывает, что, по его данным, впервые с жалобами на проблемы с пищеварением Михаил обратился только в апреле.

— До 10 апреля 2019 года он, как и большинство военнослужащих, обращался за медицинской помощью и был на медицинских осмотрах. Но все его обращения были связаны с двумя моментами: проблемами со спиной и простудными заболеваниями. На фоне того, что у него был сколиоз, жалобы на проблемы со спиной вполне объяснимы. 10 апреля 2019 года впервые были зарегистрированы жалобы на проблемы с пищеварением, тянущие боли в области желудка. 12 апреля ему в медроте в Слониме сделали фиброгастродуоденоскопию (ФГДС) и увидели в желудке новообразование. Для дальнейшего обследования военнослужащего направили в военный госпиталь в Минск, где ему сделали не только повторную фиброгастродуоденоскопию, но и компьютерную томографию и весь спектр обследований. 25 апреля в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова по поводу пациента состоялся консилиум, где поставили предварительный диагноз — рак желудка. С 15 мая там же начали химиотерапию.

— Но рак нашли на IV стадии. Как такое могло произойти?

— Это обусловлено особенностью развития данного заболевания. Человек обращается за помощью уже когда есть какие-то жалобы, а чтобы они появились, нужно чтобы опухоль мешала пищеварению. Но данная опухоль росла не в просвет желудка, а вдоль стенки. Простыми словами, она ползла по стенке желудка. На ранних стадиях никаких клинических проявлений не было. При этом опухоль оказалась агрессивной и быстро прогрессирующей, дающей клинические проявления только на поздних этапах.

Дмитрий Альховик отмечает, что на первую химиотерапию Михаила возили из военного госпиталя, там же молодой человек и восстанавливался после нее, а затем родные попросили забрать его домой. После этого его и уволили в запас.

— 26 лет! Столько было планов, столько надежд! Если бы раньше обратили внимание на его жалобы! Может, думали, что он косит… Но это страшно. Я плачу день и ночь. Такой золотой парнишка. Люди из деревни на руках на кладбище его несли, несмотря на то, что кладбище далековато, — плачет бабушка Михаила Таисия Григорьевна.

Наталья Костюкевич / TUT.BY



‡агрузка...