Врач, который уезжает в Германию: в Беларуси хорошо, но работать нужно там, где грамотно платят

10.07.2016
151
0
Врач, который уезжает в Германию: в Беларуси хорошо, но работать нужно там, где грамотно платят

психотерапевт Сергей (имя изменено, настоящее имя известно редакции. — Прим. TUT.BY), отдав отечественной медицине около 5 лет, решил, что пора поискать лучшей жизни, и начал учить немецкий. Работу в Германии ему удалось найти всего за полтора месяца, потому что его специальность — в списке самых востребованных. О том, почему надумал уехать, как собирал документы и сколько резюме отослал, врач рассказал TUT.BY.

Сергей попросил не называть в материале его фамилию и настоящее имя, а также не конкретизировать детали рабочей биографии.

    — Эмиграцию многие воспринимают как большую удачу, на этой почве всегда возникает момент ревности и зависти.

В работе нравилось все, кроме зарплаты

— Дипломы наших вузов признают по всему миру. Некоторые уезжают за границу еще в студенчестве, некоторые предпочитают отучиться здесь, — начинает свой рассказ медик. — Почему? Например, в США люди берут кредиты на обучение и заканчивают университеты с долгом в 300 тысяч долларов.

Сергей как-то подсчитал, что у них с женой на двоих около 20 родственников-врачей. С таким «анамнезом» абитуриент из Гродненской области не обдумывал всерьез другие варианты, кроме медицинской карьеры. В начале двухтысячных он поступил на бюджетное отделение лечебного факультета БГМУ. Учиться было сложно.

— Много людей уходит на первом курсе. Часто они сами понимают, что это не для них, и забирают документы. На остальных курсах уже чаще отчисляют за неуспеваемость. Главный навык студента «меда»: запоминать большие объемы информации, чтобы после сессии забыть все это и учить новое.

Белорусское медицинское образование Сергей считает очень качественным, в том числе по сравнению с немецким. В Германии выпускники медуниверситетов, возможно, лучше теоретически подкованы, зато белорусы лучше знакомы с практикой, объясняет он.

После БГМУ Сергей вернулся работать психотерапевтом в свой район. В отличие от многих других молодых специалистов распределение он вспоминает с теплотой. В местной больнице ему нравилось: коллеги и пациенты были вполне доброжелательными, а зарплата на полторы ставки достигала 500 долларов в пересчете (до кризиса 2011 года. — Прим. TUT.BY).

После отработки распределения Сергей покинул свой райцентр, поскольку его жену к тому времени распределили в Минск. Он тоже нашел работу в столице, в одном из государственных учреждений. Как и в райбольнице, там его тоже все устраивало. Угнетала только сумма в расчетнике: за 2 или 3 года работы его зарплата в рублях не изменилась, а в долларах упала с 1000 до 400.
Хотел в США, но в Германию легче. Учил немецкий с нуля

Во время учебы в БГМУ Сергей съездил в США по программе Work and Travel. В отличие от некоторых студентов, которые остаются в Штатах, он вернулся в Беларусь закончить вуз. Понимал, что его образование в стране победившего капитализма стоит дорого. Но мысль об эмиграции не отпускала. Тем более этот путь уже прошли многие знакомые медики.

Сначала Сергей планировал продолжить образование в США и, отрабатывая распределение, он готовился к экзаменам для поступления в резидентуру — аналог интернатуры, обязательный этап подготовки врача в Штатах. Сергей штудировал англоязычные учебники целый год, прежде чем понял, что шансов попасть на практику в американскую клинику у него мало. Как выяснилось, США крайне неохотно берут врачей из «бывшего СССР»: такой вывод сделали друзья и коллеги, которые по 5−7 лет не могли поступить в резидентуру.

Как раз в то время, когда Сергей бросил подготовку к переезду в Штаты, Германия внесла врачей в список приоритетных специальностей для иммиграции. Первые полгода Сергей учил немецкий самостоятельно. Потом они с женой поняли, что у них мало разговорной практики, и наняли репетитора. С этого момента подготовка к переезду стала серьезной и целенаправленной. Супруги сдали языковой экзамен через полтора года занятий.

Начался основной этап подготовки к переезду — поиск работы. Правильно составленное резюме — это 70% успеха, уверяет Сергей. В коротком послании нужно продать себя работодателю. Резюме должно включать мотивационное письмо, автобиографию и сертификаты с различных курсов и тренингов, если они есть. Вакансии Сергей искал на сайтах немецких больниц.

— Больница тоже «продает» вакансию, поэтому про недостатки вам никто не расскажет. Важно, чтобы в описании фигурировал тарифный оклад. В Германии, как и в Беларуси, система оплаты труда врачей основана преимущественно на нем. Если в описании вакансии упомянут тарифный оклад, это гарантирует, что вам будут платить зарплату не с потолка. Кстати, в интернете можно сразу и рассчитать зарплату.

Размер будущего заработка важен для Голубой карты. Это немецкий аналог американской Зеленой карты, временный вид на жительство для специалистов с высшим образованием. Он упрощает иммиграцию с целью работы и позволяет вдвое быстрее получить постоянный вид на жительство для граждан стран вне Евросоюза. Претендовать на Голубую карту могут те иностранные специалисты, которым в Германии платят зарплату не ниже определенной суммы. В 2016-м она составляет 49 600 евро в год.

У Сергея поиск работы занял полтора месяца. Он разослал свое резюме примерно по 140 адресам. Отвечали ему быстро. Вероятнее всего, потому, что его врачебная специальность — одна из трех самых востребованных в Германии. Остальные две — анестезиолог-реаниматолог и терапевт.

Получив около 20 предложений о работе, Сергей поехал в Германию на личные встречи. За 5 дней он прошел 7 собеседований. Каждый раз это выглядело примерно так: главный врач и начальники отделений приходят посмотреть на новичка, просят рассказать о себе, задают вопросы и показывают отделение. В некоторых больницах, рассказывает психотерапевт, после собеседования кандидата на работу просят остаться на 1−2 дня, чтобы сориентироваться в отделении, познакомиться с коллективом и правилами лечения.

Сергей нашел работу в немецкой земле Северный Рейн-Вестфалия, которая граничит с Нидерландами. Его взяли на должность врача-ассистента по специальности психиатрия и психотерапия. Зарплата без дежурств составит от 4100 до 5300 евро до вычета налогов и от 2400 до 3400 — после вычета (каждое дежурство стоит 60−90 евро «чистыми». — Прим. TUT.BY). Сумма зависит от того, зачтут ли ему трудовой стаж, наработанный в Беларуси.

— Средняя зарплата по Германии «грязными» — 3000 евро. Врач уже в первый год работы получает 4000, — говорит Сергей. — Вначале зарплата, конечно, будет уходить целиком. Например, аренда квартиры без мебели достигает 800−1000 евро в месяц, коммунальные услуги потянут еще на 200−300 евро в зависимости от того, как вы экономите тепло и электричество. Но когда обживешься на новом месте, около 800−1000 евро будет оставаться «на себя». Вполне неплохо.

Кроме тарифного оклада, при выборе больницы в Германии докторам важно обращать внимание, предусмотрена ли там специализация и какова ее продолжительность. Врач-ассистент в Германии — это врач после института, без практики, который в течение 5−6 лет должен трудиться под руководством опытных докторов, чтобы иметь право сдать экзамен на специалиста и, при желании, открыть частную практику. Практика в течение этих 5−6 лет и называется специализацией. Проходить ее можно по желанию. Любой врач, который хочет иметь поменьше ответственности, может работать в звании ассистента до пенсии.

Сергей намерен пройти специализацию, поэтому выбрал больницу, которая дает такую возможность. Но это не единственная «плюшка», которую предоставляет работодатель. Рядом с больницей расположен детский сад для малышей сотрудников, куда Сергей сможет водить ребенка, а ему самому разрешат в числе первых выбирать даты отпуска в рамках политики «приоритет — семье». Кроме того, больница будет оплачивать Сергею участие в конференциях по его специализации — фактически она берет на себя расходы по повышению его врачебной квалификации.

Параллельно с поиском работы Сергей начал оформлять документы. Он проставил апостиль на все документы, касающиеся образования, и отдал их на перевод, который занял больше месяца. После успешного собеседования он запросил разрешение на клиническую деятельность в земле Северный Рейн-Вестфалия. Без него врачу нельзя даже подойти к пациенту. Сначала разрешение будет временным, ограниченным только одной больницей и определенным кругом обязанностей. До или после его получения нужно будет сдать экзамен по медицинскому немецкому — в каждой земле на этот счет свои правила. Получив подтверждение из Германии, он подал документы на рабочую визу в посольство ФРГ.

Чтобы получить неограниченное разрешение на работу (так называемый апробацион), необходимо пройти через проверку диплома. В одних немецких землях белорусский медицинский диплом признают, в других — нет, и в этом случае врачу-иностранцу придется сдавать медицинский экзамен.

Алгоритм поиска работы и легализации в Германии:

  •     сдать общеязыковой экзамен по немецкому языку минимум до уровня В-2;
  •     разослать резюме, пройти собеседования и получить приглашение на работу;
  •     получить ограниченное разрешение на работу в Германии (сдать экзамен по медицинскому немецкому до или после этого);
  •     подать документы на визу согласно требованиям посольства ФРГ;
  •     подтвердить диплом и получить неограниченное разрешение на работу.

Чувства неоплаченного долга перед родиной нет

Отток врачей из профессии в Беларуси относительно стабилен, считает Сергей. Кто-то уходит в фармпредставители, кто-то находит другую сферу деятельности, кто-то эмигрирует. Пару лет назад поток хлынул в Россию. После начала российского кризиса в поиске страны для эмиграции белорусские врачи обратились на запад. В частности, многие из его знакомых уже переехали в Германию.

Отъезд самого Сергея и его семьи — вопрос одного-двух месяцев. Если бы не бюрократические проволочки с признанием диплома, они бы уже паковали чемоданы. Многие друзья и знакомые знают о планах Сергея, но его примеру не последовал никто.

— Когда я говорю: «Начни читать грамотные книжки и рассмотри эмиграцию как вариант», — все отвечают: «Да, хорошо, но мне это не подходит», — рассказывает Сергей. — Чтобы уехать, нужен определенный склад личности, доля авантюризма. Тяжело бросить друзей и родственников, работу и уехать в другую страну. Человек, который не готов, никогда не уедет. Поэтому я не боюсь, что врачи прочитают про мой пример и начнут массово эмигрировать.

На вопрос, тяжело ли в Беларуси работать врачом, Сергей отвечает так:

— На третьем курсе я так впечатлился, как пашут мои родственники, что расхотел быть врачом. Решил, что если оставаться в медицине, то выбирать специальность, где я не буду сильно переутомляться. Потому что то, что ты вкладываешь в эту работу, и какую отдачу получаешь — это непропорциональные величины.
 
По словам врача, психиатрия и психотерапия отличаются низкой смертностью и особым контингентом пациентов. С одной стороны, среди них много маргиналов, с другой, пациенты психотерапевта едва ли будут скандалить с лечащим врачом. В плане рабочей нагрузки, общения с людьми и зарплаты самой сложной он считает работу терапевта в поликлинике.

Эмигрантов, особенно квалифицированных, частенько корят за отсутствие патриотизма: родина дала вам профессию, а вы свои навыки продали за рубеж. У Сергея чувства неоплаченного долга перед отечественной медициной нет.

— Сегодня, на мой взгляд, профессиональная эмиграция — это норма. Ты приносишь больше пользы в том месте, где в тебе более заинтересованы, взамен получаешь блага, которых ты достоин, — считает врач. — Здесь, в Беларуси, хорошо жить, возможно, здесь будет комфортно доживать пенсию, но работать нужно там, где за твою работу грамотно платят.

Расходы на переезд в Германию

До отъезда:

  • изучение немецкого языка — до 2000−3000 евро в зависимости от темпа и способа обучения (средние расценки репетиторов по немецкому — 10−15 долларов за полтора часа);
  • общеязыковой экзамен по немецкому языку — 150−200 евро;
  • поездки на собеседование — около 1000 евро;
  • апостиль — 0,5 базовой величины за один документ;
  • перевод документов у немецкого присяжного переводчика — 1 евро за 1 строчку (общая сумма достигает 600−800 евро);
  • медицинская справка — 10−15 евро;
  • временное разрешение на работу — 150−300 евро;
  • билет в один конец с багажом — от 100 евро на человека.

По приезду:

  •     постоянное разрешение на работу (проверка диплома) — до 1000 евро.
  •     Итого: минимум 5000 евро (без учета аренды жилья в Германии)

«В Беларусь я не вернусь ни за какие коврижки»

Анестезиолог Павел Габринец переехал в Германию в 2013 году, сейчас живет в земле Нижняя Саксония. Он рассматривал варианты переезда уже с 3 курса университета. Несколько лет надеялся выиграть Грин-карту, изучал процесс эмиграции в Канаду, Британию и Австралию. Везде нужно было сдавать экзамены, чтобы подтвердить диплом. Это заняло бы годы. Но в 2012 году в Германии изменилось законодательство, и белорусские дипломы стали признавать почти во всех федеральных землях без экзаменов. Нужен был только немецкий язык.

TUT.BY расспросил Павла про акклиматизацию, работу и ностальгию по родине.

— Я учил немецкий с нуля. Очень интенсивно, 3 раза в неделю. Сначала в языковой школе, а потом с репетитором. Все деньги уходили на аренду комнаты, питание и немецкий — это при работе на полторы ставки в больнице. Мотивация была невероятная, поэтому и адаптировался в Германии я легко. Уже через пару недель было ощущение, что я живу здесь с рождения, хотя многих преследует страшная ностальгия.

Адаптация напрямую зависит от знания языка и отношение к тебе как к человеку и специалисту тоже. Сейчас языкового барьера уже нет, но первый год-полтора немецкий приходилось учить на работе, потому что другого времени просто не было. К разговорным выражениям прибавилась медицинская лексика.

Уровень медицины выше, чем у нас, хотя, если бы у нас вкладывали столько же денег, то было бы не хуже. Здесь намного шире спектр оригинальных препаратов, про многие в Беларуси мы даже не слышали, они у нас не зарегистрированы и не применяются до сих пор.

Медицина в Германии страховая. Все платят взносы, в среднем 15% дохода. Здесь это бизнес. Все инвестируют, а потом получают прибыль. Достоинства — разработка лекарств и оборудования, научно обоснованные стандарты лечения, достойная оплата труда врачей. Некоторые шеф-врачи (аналог главврача) могут зарабатывать около 200 тысяч евро в год. Недостатки — нехватка персонала, долгое ожидание плановых операций или приема к врачу. Операцию можешь ждать по полгода. Запись к врачу, если это не экстренно, можно прождать месяц-два.

Несмотря на огромные вложения в здравоохранение, многие больницы вынуждены экономить, в том числе на персонале. У тебя нет ни минуты свободного времени. У некоторых врачей очень много бесплатных переработок, за которые могут дать пару дней отпуска. Люди иногда выполняют двойной, а то и тройной объем работы. Например, в Беларуси в реанимации норма — 6 коек на врача, здесь 12, а во время дежурств и вовсе 20.

Многие коллеги-немцы переезжают в Швейцарию, Скандинавию, Австралию в поисках лучшей жизни.

Германия — совсем не идеальное место для работы врачом. Но здесь докторов очень уважают, считают элитой общества и богачами.

Если ты врач, тебе без проблем дадут кредит на дом или машину, потому что твоя профессия — гарантия твоего стабильного высокого дохода. Многие авиакомпании делают скидки врачам, если они до вылета заявят о себе. У врача есть преимущество при аренде жилья, потому что из сотни претендентов выберут именно тебя. А когда мы искали квартиру в Минске и говорили, что будет жить несколько врачей, люди просто смеялись и бросали трубку.

В Беларусь я не вернусь ни за какие коврижки, особенно после моего последнего визита на родину в мае этого года. Я был в шоке, как там люди вообще живут. Все сумасшедше дорого, даже по сравнению с немецкими ценами, а зарплаты у людей в десятки раз меньше.

Средние зарплаты врачей в Германии (до вычета налогов)*

  • Врач без специализации — от 4000 евро при трудоустройстве до 5200 евро при 5-летнем стаже
  • Врач со специализацией — от 5300 евро при трудоустройстве до 6800 евро при 12-летнем стаже
  • Старший врач со специализацией (соответствует должности заведующего отделением) — от 6700 евро при трудоустройстве до 7600 евро при 6-летнем стаже
  • Старший врач со специализацией (соответствует должности главного врача) — от 7800 при трудоустройстве до 8400 при 3-летнем стаже

*Данные 2014 года. К 2016 году, по свидетельству врача, живущего в Германии, зарплаты выросли в среднем на 100−200 евро.

Ольга Корелина / TUT.BY
 

Источник информации http://news.tut.by/society/498858.html
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

‡агрузка...

Главврач Солигорской райбольницы просит скинуться на оборудование, скорые и ремонт

В медучреждениях Светлогорска 5 аппаратов УЗИ, у всех — стопроцентный износ. А в районной станции скорой помощи некоторые автомобили выработали свой ресурс на 200 и более процентов, рассказал на днях главврач Светлогорской ЦРБ Игорь Тавтын — и попросил финансовой помощи у неравнодушных на обновление материально-технической базы больницы. Светлогорск — достаточно крупный районный центр. Сегодня здесь проживает около 67,5 тысячи человек. Сообщение о том, что в городе все настолько плохо с медицинским оснащением, шокировало страну. А только ли там такая плачевная ситуация? Мы встретились с отважившимся на откровения доктором и узнали, как живется районной больнице в условиях постоянного дефицита.

«Окажите посильную помощь». Главврач райбольницы просит людей скинуться на оборудование, скорые и ремонт

В среду главврач ведет TUT.BY на экскурсию по ЦРБ под пристальным контролем представителей райисполкома — похоже, после его откровенного рассказа о проблемах местного здравоохранения региональная вертикаль взбудоражена.

Демонстрируют нам, безусловно, лучшее — вот, к примеру, недавно отремонтированный пятиэтажный хирургический корпус. А вот — современный рентгеновский компьютерный 64-срезовый томограф, кстати, самый мощный на сегодняшний день во всей области.

Заходим в терапевтический корпус — и здесь обстановка уже скромнее: коридоры и палаты давно требуют обновлений. Главврач объясняет: ремонт делают не за бюджетные средства, а хозспособом — за собственноручно заработанное, а его ни на что не хватает. Приводит цифры, которые знает наизусть:

— На косметический ремонт одной палаты тратим примерно 600−800 рублей. А таких палат только на этом этаже 20. Всего же этажей 5 (один уже полностью отремонтирован). Вот и умножайте.

Умножаем — и получается, что Тавтыну на обновление палат нужно еще 64 тысячи рублей. Вместе с тем, за четыре месяца этого года ЦРБ заработала на оказании платных услуг 456 тысяч.

— Так должно хватить, — прикидываем мы.

— Хватило бы, если бы это были наши деньги! Отнимите от этой суммы зарплату медперсоналу, коммунальные платежи, оплату за воду, электричество, траты на покупку дезсредств и многое-многое другое. На другие нужды больницы останется почти ничего. Вот пациент приходит на КТ, платит 50 рублей за услугу — и думает, что все эти деньги больнице остаются. На деле же мы получаем 15, максимум — 20% от заработанного. Это — капля в море, говорить о каких-то больших заработках не приходится.

Поэтому вся надежда у больницы — на выделение бюджетных средств. В прошлом году из областного и местного бюджетов, а также за счет спонсорской помощи местных предприятий больнице дали деньги на приобретение 13 аппаратов ЭКГ, аппарата ИВЛ, двух мониторов для реанимации, дефибрилляторов и др.

Из пока несбыточного — новые аппараты УЗИ. У имеющихся — износ 100%.

— С одной стороны, такой износ не означает, что на них нельзя работать. С другой — их эксплуатация становится очень затратной. Когда аппарату больше 10 лет, запчасти изнашиваются, их приходится менять, а это недешевое удовольствие. К примеру, замена только одного датчика для аппарата УЗИ сердца стоит 12 тысяч рублей, при этом весь новый аппарат обойдется в 50−60 тысяч. Легче, конечно, купить новый, но пока таких денег у больницы нет.

А еще здесь нужна новая лапароскопическая стойка стоимостью 250 тыс. рублей.

Примерно такая же ситуация и с автопарком станции скорой помощи. Местные ГАЗели и УАЗы вместо положенных 5 лет эксплуатируются 10 и больше.

— Из 14 автомобилей у нас только один в возрасте до пяти лет — это почти новая ГАЗель, которую нам выделили в прошлом году. Самый же старый — 15-летний ГАЗ «Соболь». Надо, во-первых, понимать, что это автомобили с большим пробегом, да и, если честно, марки эти ломучие — бывает, еще новые, а уже приходится лезть под капот, — делится наболевшим заведующий станцией скорой медицинской помощи Светлогорской ЦРБ Алексей Овчинников.

Впрочем, в этом году из областного бюджета Светлогорской ЦРБ выделили 150 тыс. рублей на закупку нового и такого необходимого для района реанимобиля.

Источник из медицинских кругов, пожелавший остаться неизвестным, уверяет, что такая ситуация с оснащением, как в Светлогорске, сегодня в любом районном центре, за исключением разве что районов, пострадавших от ЧАЭС, которым деньги выделяют по чернобыльской программе. И еще пару лет назад дела у Светлогорской ЦРБ обстояли намного лучше — кстати, как ни парадоксально, но благодаря вредному местному заводу ЦКК.

— Раньше, когда строили завод китайцы — а их тут было очень много, — мы неплохо себя чувствовали: как иностранцы они проходили обследования и лечились на платной основе и здорово поднимали нам экспорт услуг. Но теперь они уехали — упали и наши доходы.

С тех пор, говорит источник, выход один — терпеливо ждать помощи сверху.

Еще можно надеяться на помощь меценатов и неравнодушных. С 2014 года в Светлогорской ЦРБ открыт благотворительный счет — но с момента его появления на него не поступило ни рубля.

Счет для оказания финансовой помощи Светлогорской ЦРБ: ВУ80 АКВВ 3642 4290 0190 6320 0000 (АСБ «Беларусбанк»).

Главврач поясняет: журналисты местной газеты ошиблись, призвав помочь больнице горожан и других неравнодушных людей — это счет только для юрлиц. «Физики», увы, легально поддержать рублем белорусское здравоохранение по закону не могут.

«Минздрав должен думать об этом, государство и местные власти»

Мы спросили жителей Светлогорска, готовы ли они скинуться на необходимое оборудование для своей больницы.

Екатерина:

— У нас на заводе мы скидываемся часто: то на Красный Крест, то на какой-нибудь памятник — и на больницу бы скинулись. Но считаю, что вообще мы делать этого не должны — ведь платим налоги.

Иван:

— Я бы не дал денег. Министерство здравоохранения должно думать об этом, государство и местные власти, а не Европейские игры проводить и туалеты за миллионы строить.

Мария:

— Я бы денег дала, но, знаете, мой муж хорошо зарабатывает и налоги, соответственно, тоже большие платит, думаю, что только за его отчисления можно уже было хотя бы линолеум в нашей инфекционке заменить.

Евгения:

— Если бы бросили такой клич, конечно бы, помогла. Ну вот смотрите: сколько в Светлогорске жителей? 60 тысяч? Если бы хотя бы по рублю каждый дал, смотришь, в больнице бы новый аппарат УЗИ и появился, для нас же все это в итоге.



‡агрузка...