Диагностика рака молочной железы, рака предстательной железы, рака шейки матки, колоректального рака в Минске

03.06.2013
247
0

Чтобы распознать болезнь на ранней стадии, нужно проводить скрининг — масштабное обследование определенной категории населения. Бесплатное для пациентов и дорогостоящее для государства. Поэтому в Беларуси акцент сделан на ранней диагностике тех видов рака, заболеваемость которыми растет.

Онкологи советуют всем мужчинам в возрасте от 50 до 65 лет один раз в два года сдавать анализ на ПСА, можно в поликлинике по месту жительства. Если в родне кто-то болел РПЖ, то анализ следует начать сдавать в более молодом возрасте.

Рак предстательной железы

— За последние 20 лет заболеваемость раком простаты выросла почти в 6 раз! — констатировал на белорусско-российской научно-практической конференции «Отечественные противо­опухолевые препараты» директор РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александ­рова, главный внештатный онколог Министерства здравоохранения Республики Беларусь Олег Суконко. — За пять лет количество ежегодно выявляемых новых больных увеличилось в 1,7 раза:
с 1.848 случаев в 2006 году до 3.122 случаев в 2012-м.

Пилотный проект по ранней диагностике рака предстательной железы (РПЖ) реализовывался в Молодечно, Солигорске и Минске (Первомайский район).

— За два года обследованы 20.786 мужчин, из них у 1.128 — повышенный уровень ПСА (простат специфического антигена), что свидетельствует о подозрении на злокачественную опухоль. После взятия биопсии у 249 пациентов из этой когорты обнаружен рак. И, замечу, они не жаловались на здоровье.

Медики приглашали на обследование 50-65-летних мужчин — именно в этой возрастной категории чаще всего обнаруживают рак предстательной железы. А ведь при выявлении заболевания на ранней стадии оно успешно лечится.

На приеме пациент сдавал анализ на ПСА, дальнейшие действия медиков зависели от полученного результата. При необходимости пациента направляли на консультацию к врачу-урологу, взятие биопсии.

Скрининговое исследование помогает обнаружить локальные формы РПЖ, что дает возможность проведения радикальных операций. А это в свою очередь влияет на снижение смертности — она выше только при раке желудка и легкого.

Поэтому, убежден Олег Суконко, скрининг РПЖ — очень перспективное направление.

Олег Суконко: «Скрининг и раннее выявление заболеваний должны стать основой белорусской онкологии. Надо плотно работать над этими направлениями».

Рак молочной железы

Злокачественная опухоль груди хорошо диагностируется на 1-й, 2-й стадиях.

Скрининг рака молочной железы (РМЖ) — это проведение маммографических обследований. Начиная с 2012 года скрининг РМЖ проводится в Советском районе Минска, в 34-й центральной районной поликлинике.

Круг пациенток — женщины в возрасте от 50 до 69 лет. Предварительные результаты: доброкачественные опухоли обнаружены у 10 процентов женщин, 15 процентов пациенток направлены на дополнительные обследования в поликлиники по месту жительства. У 2,3 процента найдены онкологические заболевания на ранних стадиях. Это значит спасенные жизни.

— По статистике, использование маммографического скрининга снижает смертность от рака молочной железы на 25-30 процентов, — считает Олег Суконко. — Маммография — единственный метод диагностики рака молочной железы на ранней стадии заболевания, в отличие от самообследования молочных желез или так называемого пальцевого осмотра груди врачом, что абсолютно неэффективно.

Рак шейки матки

Среди гинекологических онкологических заболеваний РШМ — на втором месте. За последние десять лет заболеваемость выросла на 7,1 процента.

— Пилотный проект по ранней диагностике рака шейки матки будет реализовываться в поликлиниках Центрального района в 2013 году, — пояснил главный врач Минского городского клинического диспансера, главный внештатный онколог Минска Владимир Караник.

Координатор проекта — РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова.

— Ведется предварительная подготовка, специалисты проходят обучение, нужно также закупить реагенты, — уточнил заведующий отделом организации противораковой борьбы РНПЦ Павел Моисеев. — Речь идет о переходе на европейские стандарты оценки биологического материала, применении современных, соответствующих требованиям Всемирной организации здравоохранения способах диагностики.

Скрининг РШМ — это регулярное цитологическое исследование мазков, взятых из шейки матки и шеечного канала. Цитологические мазки окрашиваются специальным образом и исследуются с целью обнаружения предраковых и опухолевых изменений. При подозрении на предопухолевое или опухолевое заболевание выполняется кольпоскопия (осмотр шейки матки при помощи кольпоскопа) с прицельной биопсией подозрительных участков. Это достаточно чувствительный метод ранней диагностики предрака (дисплазий) и начального преклинического РШМ. Начальные стадии заболевания хорошо поддаются лечению.

Кроме того, убеждены врачи-онкологи, это дает возможность вылечить пациенток щадящими методами, сократить сроки лечения, снизить случаи инвалидности и смертности.

Сегодня в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии делают ДНК-диагностику рака молочной железы и колоректального рака. Создана электронная база данных пациентов.

В Минском городском онкологическом клиническом диспансере проводят молекулярно-генетические исследования по раку молочной железы. По медицинским показаниям — бесплатно, по желанию — за собственные средства.

Колоректальный рак

— Скрининг колоректального рака начинаем в 2013 году в Солигорске, — уточнил Павел Моисеев. — Это достаточно затратное мероприятие, связанное с закупкой современных колоноскопов, подготовки специалистов.
 
Первую в нашей стране ДНК-лабораторию, где будут проводить весь спектр молекулярно-генетических исследований злокачественных новообразований, введут в эксплуатацию в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова в 2014 году.

Строительство лаборатории ведется активно, закуплено оборудование, готовятся кадры.

— Как только закончатся строи­тельные работы, установим в лаборатории самое лучшее оборудование, которое применяется сегодня в мировой практике онкологии, — отметил Павел Моисеев. — Здание лаборатории шестиэтажное, на каждом этаже расположится по одному подраз­делению: рака молочной железы, колоректального…

По своему потенциалу лаборатория будет небольшим институтом.

Пациентам, у которых в роду были больные раком, то есть наследственная предрасположенность, исследования проведут в первую очередь и бесплатно. Обследование и консультация специалиста по желанию пациента — на платной основе.

В лабораторию сможет обратиться любой житель Беларуси или иностранный гражданин.

— Другое направление лаборатории — индивидуальный подбор препаратов для химиотерапии онкологическим пациентам, — подчеркнул специалист. — Больным будем назначать такое лечение после расшифровки генома.

Министр здравоохранения Республики Беларусь Караник Владимир Степанович
Главврач в Минске Караник Владимир Степанович
1 144
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Вход/регистрация на сайте через соц. сети:

Онкологи в Минске. Детские онкологи в Минске

Найдено 3 врачей (отображаются 1 - 3)

Обновлено 09.08.2019
Шарафанович Елена Михайловна
O
отзывов к врачу
Врач онколог
врач первой категории, стаж работы с 2001 г.
Последний отзыв
Шарафанович Елена Михайловна хирург-онколог в HappyDerm покорила меня с удаления первой родинки, все рассказал...подробнее

Диагностика и лечение младенческих (инфантильных) гемангиом. Лечение гемангиом пропранололом, тимололом, лазерное лечение, хирургическое лечение. Диагностика и лечение сосудистых мальформаций. Склерозирование венозных мальформаций (“кавернозных гемангиом”). Лечение лимфатических мальформаций (“лимфангиом”) – склерозирование (Пицибанил), лечение лазером.

Обновлено 25.07.2019
Беляков Сергей Васильевич
1 13
отзывов к врачу
Врач онколог
врач высшей категории, стаж работы с 2002 г.
Последний отзыв
Хочу выразить огромную благодарность доктору Белякову....подробнее

хирургическое удаление доброкачественных новообразований кожи и подкожной клетчатки, мягких тканей; удаление доброкачественных новообразований кожи методом радиокоагуляции (аппарат “Сургитрон”); взятие биопсии (пункционная, инцизионная, эксцизионная)

Обновлено 23.06.2019
Алейникова Ольга Витальевна
1 107
отзывов к врачу
Врач онколог
врач высшей категории
Последний отзыв
Ольга Витальевна. Это Инесса Файнер. Я не знаю если вы меня помните, но когда то вы мне спосли жизнь....подробнее
‡агрузка...

Обиды приводят к раку молочной железы

Маммолог Александр Поддубный рассказал TUT.BY о том, как не пропустить рак молочной железы на начальной стадии и что к нему приводит.

По какой причине возникает рак молочной железы?

— Нет явной причины, их много.

Влияет и злоупотребление алкоголем. Были исследования, что 10 граммов любого алкоголя ежедневно на протяжении 7,5 года увеличивают риск рака груди до 6%.

Плюс речь идет и о раках глотки, желудка, печени и поджелудочной железы.

Влияние курения на развитие рака молочной железы неоднозначно. Сегодня нет конкретных данных, что оно приводит к раку груди. Но к другим ракам приводит. Я имею в виду рак желудка, гортани, легких…

Наследственных раков 5−10%.

Все остальное — это спорадические (случайные. — Прим. TUT.BY) раки.

Ранние роды снижают риск развития рака молочной железы минимум в три раза. Но при этом женщина должна родить до 25 лет.

Когда разговариваю с пациентками, то вижу, что часто они сами себя программируют на болезнь.

Хорошо помню женщину, которой поставил рак молочной железы впервые в своей жизни, я тогда только выучился. На УЗИ ее молочная железа у меня всегда вызывала вопросы и она мне постоянно говорила: «Сан Саныч, смотри очень внимательно, у меня есть рак». Да, так и вышло. У нее был очень высокоагрессивный рак третьей стадии, ей было около 40 лет и потом она прожила еще шесть лет.

Многие женщины обижены сами на себя или на кого-то. Иногда диву даешься, когда на откровенные разговоры выходишь. Говорят, что мама сестре отписала дачу, и она маму не может простить, или муж оставил, и она не может его простить. Бывает, что женщина посвятила себя мужу и семье, к 45 годам начинает из-за этого себя съедать и у нее может возникнуть рак.

— Это тоже дает толчок к раку?

— Конечно, это все нервное.

— Как часто к вам приходят на прием молодые девушки?

— В последнее время все больше. Самая молодая пациентка — 22 года. У нее первая стадия рака молочной железы, через три года после постановки диагноза был рецидив, отправили на полное удаление молочной железы.

Благо, что мы выявляем такое на ранних стадиях. Сегодня диагностика действительно хорошая, потому что удается выявить рак в доклинических, ранних формах, на нулевой и первой стадии. Третью и четвертую стадию крайне редко диагностируют, это может быть у женщин, которые пять-шесть лет не были у доктора.

— С чем связано, что сейчас стало больше молодых пациенток?

— Трудно сказать. Но я думаю, что влияют экология и темп жизни.

— Как вы морально переживаете момент, когда говорите женщине, что у нее рак?

— Тяжело. Всегда тяжело. Пациент — это уже близкий человек. Некоторые приходят, чтобы я снял диагноз. Один, второй, третий врач написали, что рак, а она приходит и просит посмотреть. Тогда я говорю: «Не ищите себе того человека, который скажет, что у вас нет рака. Вы тогда погибнете. Вам поставили правильный диагноз и нужно начинать лечиться».

— Но вы же понимаете, что все, кто едет в онкологическую клинику, едут с надеждой, что их диагноз не подтвердится…

— Я понимаю психологию человека и как тяжело с этим смириться. Многие приходят с вопросом «За что?». Говорят: «Я такая хорошая, а у меня соседка плохая, и почему у нее все хорошо».

Я всегда прошу не говорить: «За что?», а задавать себе вопрос: «Почему? Для чего?». Болезнь — это почему, а не за что. Когда человек начинает осознавать, почему с ним это произошло, быстрее выздоравливает.

— Были ли в вашей практике истории, когда вы понимали, что шансы не очень большие, но происходило чудо?

— Нет. Но бывает, когда раковый процесс идет медленно.

Я наблюдал женщину с четвертой стадией рака после курса химиотерапии. У нее были отдаленные метастазы в костях, но она себя при этом неплохо чувствовала. Она приезжала раз в полгода на контроль, и я знал, что там финал, потому что уже не брались лечить. Но она была в приподнятом настроении и с четвертой стадией прожила еще как минимум три года.

У меня сейчас есть пациентка, которой 90 лет. У нее вторая стадия рака и много сопутствующих патологий. Ее нельзя оперировать. Мы прописали эндокринную терапию и объяснили дочке, что пациентка не от онкологического заболевания умрет. У нее выраженная сердечная недостаточность. Если мы ее на операционный стол возьмем, то со стола не снимем. Там много противопоказаний.

Она при этом себя неплохо чувствует, говорит, что немножко побаливает. У нее раковый процесс стабилизировался и стоит на месте.



‡агрузка...