Молодой терапевт 11 поликлиники: В государственной медицине заработки невысокие. При работе на полторы ставки чистыми выходит 6,3–6,5 млн рублей

07.11.2014
46
1

Продолжаем совместный проект с Белорусским государственным медицинским университетом и комитетом по здравоохранению Мингорисполкома. Герои публикаций – молодые врачи с собственным мнением касательно того, что происходит в медицине сегодня. 

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Татьяна Скороход

Возраст: 26 лет

Образование: Белорусский государственный медицинский университет (год окончания 2011-й). После прохождения годичной интернатуры во 2-й центральной районной поликлинике Минска получила распределение в 11-ю городскую поликлинику, где сейчас и работает.

Должность: участковый врач-терапевт

Об участковой службе

Тот, кто после окончания медуниверситета распределился в поликлинику, знает – времени на раскачку и адаптацию в профессиональном плане в принципе не может быть, потому что пациенты идут потоком. Мне повезло, ведь в паре со мной опытная медицинская сестра Елена Сергеевна Адерейко, которая трудится на участке более 25 лет и знает всех прикрепленных жителей.

По возрасту она мне как мама, и характерами с ней сошлись. Часто подхожу к ней, уточняю некоторые детали и нюансы до того, как начинается прием. Без нее как без рук, когда на курсы уходит, это сразу ощущается.

Считается, что в стационаре работать престижнее, но мне как молодому специалисту интереснее здесь: больше возможностей для диагностики заболеваний. В одну смену могут прийти такие пациенты, которых в больнице не увидишь. Там очень узкая специализация. К примеру, работаешь в пульмонологическом отделении клиники – знаешь об органах дыхания, но не более того. А тут у одного желудок болит, у другого – спина, у третьего – проблемы с дыхательной системой, сердцем и сосудами… Всех необходимо осмотреть, назначить обследование, лечение.

Не скрою, что зачастую перестраховываюсь: с серьезными проблемами, которые могут обернуться тяжелыми последствиями для здоровья пациента, направляю на консультацию к районному специалисту узкого профиля, например к кардиологу, гастроэнтерологу, урологу. Потом, читая заключение коллеги, опять же – учусь.

Об интернатуре

Большинство интернов направляются работать туда, где остро ощущается дефицит кадров. Это может быть поликлиника или скорая медицинская помощь. Я изначально знала, что предпочту поликлинику, однако почти все циклы по интернатуре проходила в стационарах. На амбулаторное звено выделялось немного часов. Лично мне было бы полезнее оказаться на амбулаторном приеме с районным кардиологом или районным неврологом, чтобы на практике больше узнать о диагностике и лечении заболеваний. Не оказался бы лишним и личный контакт, поскольку в тяжелых случаях напрямую могла бы с ними связаться, посоветоваться.

В нашей поликлинике районный кардиолог консультирует по графику, с ним я могу посоветоваться относительно пациентов. С остальными специалистами узкого профиля сложнее – к нам они не приезжают.

О взаимопонимании

Больному с определенным диагнозом назначаю лечение. Он в ответ: «Другой врач не так советовал…» Понимаю, у каждого доктора свой взгляд на выбор методов лечения пациента. Тогда нужно определиться, у кого проходить лечение. Всем станет проще.

Или пациентка с артрозом. Знаю, как помочь ей. Но она настаивает на консультации ревматолога. Не остается ничего другого, как назначить минимальные обследования и выписать направление. По сути, человек пришел ко мне не за лечением, а за направлением.

Некоторые принимают таблетки пригоршнями. Одни лекарства доктор назначила, другие сосед посоветовал. Объясняю, что не стоит сразу по десять таблеток глотать. Они не только не подействуют, но еще и навредят организму. Все равно поступают по-своему.

Еще один случай. У пациента болит поясница. Говорю: «Делайте зарядку, разминайте мышцы в этой области». Слышу в ответ: «Зачем мне ваша зарядка? На даче целыми днями пашу, не разгибаясь. Выпишите лучше лекарство от боли».

Кстати, о лекарствах.

Что касается биологически активных добавок (БАДов), всегда прошу принести то, что принимают. Внимательно изучаю состав. Если ничего страшного, не противлюсь.

Для врача очень важен контакт с пациентом. У меня есть те, кто доверяет безоговорочно. Особенно легко найти общий язык с молодыми людьми, наверное, потому что мы приблизительно одного возраста. Не скажу, что очень сложно приходится с пожилыми пациентами. Скорее, это зависит от характера, нежели от возраста.

Работать с людьми всегда непросто. А когда вместо двадцати по тридцать человек на приеме – вдвойне. Откуда столько набирается? Очень просто: 15–16 пациентов по талонам, еще пять-шесть человек на больничном и дополнительно столько же с повышенной температурой направляют из доврачебного кабинета. Официально прием заканчивается в 13.00, потом лишь визиты на дом. Но под дверями дожидаются пациенты, пока всех не приму – ­уйти не имею права. Хорошо, если без конфликтов отработаешь. А возникают они на пустом месте.

Заходит пациент в кабинет, еще не успела ничего ему сказать, а он кричит, хлопает дверью – уходит. И что это было? Для себя нахожу такое объяснение: у человека проблемы на работе или в семье, в поликлинику пришел уже в возбужденном состоянии. В очереди посидел, наслушался, еще больше накрутил себя.

Тем не менее пациент высказался, разрядился и ушел, а у доктора вторая смена начинается. Это я про визиты на дом. Вот поэтому у меня всегда с собой в сумочке успокоительные (растительные препараты).

О добром слове

Свою бабушку я очень любила. Помню, что ей было дорого всякое теплое слово, сочувствие доктора. И когда внутри меня все кипит из-за того, что пожилые пациенты не понимают меня, вспоминаю ее… Успокаиваюсь и вновь объясняю, почему назначила такое лечение, зачем надо принимать эти, а не другие препараты, причем регулярно.

Бабушкам-пациенткам, даже если они не правы и воинственно настроены, нагрубить не могу. Стараюсь подойти душевно, и тогда они меня лучше воспринимают.

Пожилым иногда хочется просто поговорить по душам. Я беседую с ними, потому что понимаю их. Врачи ведь тоже болеют. Мне самой при обращении к доктору очень важно, чтобы он относился ко мне по-человечески. Но при таких нагрузках меня надолго может не хватить. Кто знает, отработаю десять лет – и стану такой же резкой, черствой, как некоторые коллеги. Пока стараюсь относиться к пациентам с душой.

О нагрузках и зарплате

В моей жизни, как у классика: «Покой нам только снится». Случается, неделя выдается настолько загруженной, что времени вообще ни на что не хватает. И тогда просто нет сил, ни физических, ни моральных. Проносится мысль о том, чтобы все бросить и уйти… Думаю, вернусь домой, зайду в Интернет, поищу другую работу. А в пятницу приходит пациент: «Спасибо, доктор, вы мне так помогли, до этого год мучился от своих болячек. Если уйдете, на кого нас оставите?»

В такие мгновения понимаешь, что не зря работаешь, что действительно нужен кому-то. Только ради этого и остаешься, но вовсе не ради денег.

В государственной медицине заработки невысокие. При работе на полторы ставки чистыми выходит 6,3–6,5 млн рублей.

– Вы ведь знали, выбирая профессию, что особо не разбогатеете?

– Всегда надеюсь на лучшее. Дело не только в деньгах. Я из Брестской области, а в сельской местности врачей очень уважают. Это повлияло на мой выбор. Да и родители мечтали, чтобы дочь стала доктором. До меня в семье не было медиков.

Я ведь не планировала работать в Минске. Да, город нравился, но, будучи интерном, сделала вывод, что в столице к докторам намного хуже относятся, чем на периферии. Но вышла замуж и осталась здесь. Супруг, к слову, не врач. Детей пока нет. Мечтаю, чтобы муж был в состоянии содержать семью, а я могла заниматься делом, которое приносит мне моральное удовлетворение, – работать участковым терапевтом.

– В частный медцентр не думали перейти?

– Посещала такая мысль, но там нужны опыт работы и, как минимум, первая квалификационная категория. Со временем, если в государственном здравоохранении ничего к лучшему не изменится и у меня появится возможность устроиться терапевтом в коммерческий медцентр – пойду. Пациентов меньше, а платят больше.

О символической плате за посещение врача

Далеко не каждый сможет заплатить. Введение минимальной платы за посещение врача только усложнит работу. Деньги на уровне цены одноразового талона в общественном транспорте – символическая сумма, но не каждый это поймет. И будет считать, что, раз заплатил, ему должны. Врач окажется еще больше обязан. Лично я лучше бесплатно буду принимать пациентов.

Автор: Ольга Григорьева

Источник информации http://minsknews.by/blog/2014/11/05/zdravstvuyte-doktor-zachem-vrachu-uspokoitelnyie/
Медучреждения:
Терапевт в Минске Скороход Татьяна Дмитриевна
Терапевт в Минске Скороход Татьяна Дмитриевна
1 21
Гость, Вы можете оставить свой комментарий:

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт:

Врач мануальный терапевт, врач первой категории, стаж с 1991 г.
(8029) 697-53-73 (мобильный), (80222) 23-58-09 (городской), doctor.kinezis@yandex.ru, Сайт: doctorkinezis.by
Неизбежно Вам стать хорошим врачом. Если нужна помощь - обращайтесь. Моя электронная медицинская библиотека : более 25000 книг на все мед. темы.
14.01.2016, 07:01
‡агрузка...

Главврач Солигорской райбольницы просит скинуться на оборудование, скорые и ремонт

В медучреждениях Светлогорска 5 аппаратов УЗИ, у всех — стопроцентный износ. А в районной станции скорой помощи некоторые автомобили выработали свой ресурс на 200 и более процентов, рассказал на днях главврач Светлогорской ЦРБ Игорь Тавтын — и попросил финансовой помощи у неравнодушных на обновление материально-технической базы больницы. Светлогорск — достаточно крупный районный центр. Сегодня здесь проживает около 67,5 тысячи человек. Сообщение о том, что в городе все настолько плохо с медицинским оснащением, шокировало страну. А только ли там такая плачевная ситуация? Мы встретились с отважившимся на откровения доктором и узнали, как живется районной больнице в условиях постоянного дефицита.

«Окажите посильную помощь». Главврач райбольницы просит людей скинуться на оборудование, скорые и ремонт

В среду главврач ведет TUT.BY на экскурсию по ЦРБ под пристальным контролем представителей райисполкома — похоже, после его откровенного рассказа о проблемах местного здравоохранения региональная вертикаль взбудоражена.

Демонстрируют нам, безусловно, лучшее — вот, к примеру, недавно отремонтированный пятиэтажный хирургический корпус. А вот — современный рентгеновский компьютерный 64-срезовый томограф, кстати, самый мощный на сегодняшний день во всей области.

Заходим в терапевтический корпус — и здесь обстановка уже скромнее: коридоры и палаты давно требуют обновлений. Главврач объясняет: ремонт делают не за бюджетные средства, а хозспособом — за собственноручно заработанное, а его ни на что не хватает. Приводит цифры, которые знает наизусть:

— На косметический ремонт одной палаты тратим примерно 600−800 рублей. А таких палат только на этом этаже 20. Всего же этажей 5 (один уже полностью отремонтирован). Вот и умножайте.

Умножаем — и получается, что Тавтыну на обновление палат нужно еще 64 тысячи рублей. Вместе с тем, за четыре месяца этого года ЦРБ заработала на оказании платных услуг 456 тысяч.

— Так должно хватить, — прикидываем мы.

— Хватило бы, если бы это были наши деньги! Отнимите от этой суммы зарплату медперсоналу, коммунальные платежи, оплату за воду, электричество, траты на покупку дезсредств и многое-многое другое. На другие нужды больницы останется почти ничего. Вот пациент приходит на КТ, платит 50 рублей за услугу — и думает, что все эти деньги больнице остаются. На деле же мы получаем 15, максимум — 20% от заработанного. Это — капля в море, говорить о каких-то больших заработках не приходится.

Поэтому вся надежда у больницы — на выделение бюджетных средств. В прошлом году из областного и местного бюджетов, а также за счет спонсорской помощи местных предприятий больнице дали деньги на приобретение 13 аппаратов ЭКГ, аппарата ИВЛ, двух мониторов для реанимации, дефибрилляторов и др.

Из пока несбыточного — новые аппараты УЗИ. У имеющихся — износ 100%.

— С одной стороны, такой износ не означает, что на них нельзя работать. С другой — их эксплуатация становится очень затратной. Когда аппарату больше 10 лет, запчасти изнашиваются, их приходится менять, а это недешевое удовольствие. К примеру, замена только одного датчика для аппарата УЗИ сердца стоит 12 тысяч рублей, при этом весь новый аппарат обойдется в 50−60 тысяч. Легче, конечно, купить новый, но пока таких денег у больницы нет.

А еще здесь нужна новая лапароскопическая стойка стоимостью 250 тыс. рублей.

Примерно такая же ситуация и с автопарком станции скорой помощи. Местные ГАЗели и УАЗы вместо положенных 5 лет эксплуатируются 10 и больше.

— Из 14 автомобилей у нас только один в возрасте до пяти лет — это почти новая ГАЗель, которую нам выделили в прошлом году. Самый же старый — 15-летний ГАЗ «Соболь». Надо, во-первых, понимать, что это автомобили с большим пробегом, да и, если честно, марки эти ломучие — бывает, еще новые, а уже приходится лезть под капот, — делится наболевшим заведующий станцией скорой медицинской помощи Светлогорской ЦРБ Алексей Овчинников.

Впрочем, в этом году из областного бюджета Светлогорской ЦРБ выделили 150 тыс. рублей на закупку нового и такого необходимого для района реанимобиля.

Источник из медицинских кругов, пожелавший остаться неизвестным, уверяет, что такая ситуация с оснащением, как в Светлогорске, сегодня в любом районном центре, за исключением разве что районов, пострадавших от ЧАЭС, которым деньги выделяют по чернобыльской программе. И еще пару лет назад дела у Светлогорской ЦРБ обстояли намного лучше — кстати, как ни парадоксально, но благодаря вредному местному заводу ЦКК.

— Раньше, когда строили завод китайцы — а их тут было очень много, — мы неплохо себя чувствовали: как иностранцы они проходили обследования и лечились на платной основе и здорово поднимали нам экспорт услуг. Но теперь они уехали — упали и наши доходы.

С тех пор, говорит источник, выход один — терпеливо ждать помощи сверху.

Еще можно надеяться на помощь меценатов и неравнодушных. С 2014 года в Светлогорской ЦРБ открыт благотворительный счет — но с момента его появления на него не поступило ни рубля.

Счет для оказания финансовой помощи Светлогорской ЦРБ: ВУ80 АКВВ 3642 4290 0190 6320 0000 (АСБ «Беларусбанк»).

Главврач поясняет: журналисты местной газеты ошиблись, призвав помочь больнице горожан и других неравнодушных людей — это счет только для юрлиц. «Физики», увы, легально поддержать рублем белорусское здравоохранение по закону не могут.

«Минздрав должен думать об этом, государство и местные власти»

Мы спросили жителей Светлогорска, готовы ли они скинуться на необходимое оборудование для своей больницы.

Екатерина:

— У нас на заводе мы скидываемся часто: то на Красный Крест, то на какой-нибудь памятник — и на больницу бы скинулись. Но считаю, что вообще мы делать этого не должны — ведь платим налоги.

Иван:

— Я бы не дал денег. Министерство здравоохранения должно думать об этом, государство и местные власти, а не Европейские игры проводить и туалеты за миллионы строить.

Мария:

— Я бы денег дала, но, знаете, мой муж хорошо зарабатывает и налоги, соответственно, тоже большие платит, думаю, что только за его отчисления можно уже было хотя бы линолеум в нашей инфекционке заменить.

Евгения:

— Если бы бросили такой клич, конечно бы, помогла. Ну вот смотрите: сколько в Светлогорске жителей? 60 тысяч? Если бы хотя бы по рублю каждый дал, смотришь, в больнице бы новый аппарат УЗИ и появился, для нас же все это в итоге.



‡агрузка...